http://www.www.ryzkov.ru/

Лев Гудков: О безъязыких людях и страхе эмиграции

Все меньше россиян хотят эмигрировать — таковы результаты последних соцопросов. Причем чем богаче и образованней человек, тем больше он мечтает о смене гражданства. Директор «Левада-центра» Лев Гудков рассказал «Снобу», почему бедные не хотят уезжать, хотя живется им гораздо хуже.

В начале девяностых, после краха советской системы, эмиграция носила либо этнический, либо экономический характер.На основании закона о воссоединении семей уезжали евреи, немцы, греки, армяне Советского Союза. В то же время эмигрировали образованные люди, связанные с обеспечением ВПК: инженеры и научные сотрудники остались без работы.

Но начиная с 2008 года мигрируют или подумывают об отъезде в основном самые обеспеченные люди. Это представители среднего класса, которые за годы некоторого роста экономики сумели обеспечить свое положение, добиться статуса, признания, собственности. Они понимают, что их жизнь в условиях авторитарного режима не имеет особых перспектив, их положение очень уязвимо, особенно в ситуации регрессии.

Максимум миграционных настроений приходится на 2011–2012 годы, когда стало ясно, что Путин возвращается в президентское кресло и никаких изменений не предвидится. Люди ощутили сильнейший дискомфорт, тревогу по поводу состояния дел в стране. Тогда об отъезде на новое постоянное место жительства начал подумывать каждый второй молодой представитель среднего класса. Это соответствовало чувству незащищенности социального слоя, включенного в рыночную экономику — представителей малого и среднего бизнеса.

Почему же не собирались уезжать те, у кого, по сравнению с молодежью среднего класса, с достатком и условиями жизни все очень плохо? В первую очередь, потому что на отъезд у них нет средств. Сельское население, население малых городов и малоимущие в крупных городах — те, кому совсем плохо живется, — это очень малоподвижное население. У нас больше половины населения живет там, где родилось — 54%. Потому что у этих людей нет ресурсов сменить хотя бы город и место работы. Неслучайно именно в хронически бедных, застойных и депрессивных местах происходят вспышки насилия и этнические столкновения, как это случилось в Пикалево и Пугачеве.

Что мешает этим людям задумываться о поиске лучшей жизни в другой стране? Чтобы уехать, необходимо, чтобы сработали два фактора. С одной стороны, фактор притяжения: более высокий уровень жизни, социальная защищенность, более высокий уровень медицинского обслуживания, условия для ведения дел притягивают людей в Европу. С другой стороны, фактор выталкивания: невозможность жить там, где живешь. Но, кроме этих факторов, нужно знать язык, знать условия жизни за границей, нужны знакомства, нужна работа, нужны социальные связи — среда, которая поддержала бы мигранта на первых порах. Все это есть только у более образованных и более информированных людей, которые уже имеют опыт выезда, более-менее себе представляют, как организована жизнь за границей, и знают языки. Основная масса людей у нас безъязыкая, поэтому люди сидят и терпят.

Уезжают самые мобильные, кто сегодня добился какого-то успеха, кто произвел разведку и обладает связями и предложениями работы. Либо те, кто перевели какую-то часть собственности за границу: грубо говоря, купили квартиру.

В 2014 году желание уехать не утихло, но немножко спало в связи с присоединением Крыма и общим патриотическим подъемом. Все социальные показатели последних месяцев резко повысились, ощущение дискомфорта, судя по опросам, уменьшилось. В связи с событиями на Украине очень выросло одобрение путинского режима, всей системы: и правительства, и Госдумы, и самого Путина. Реанимация имперских комплексов и патриотический подъем снизили чувство дискомфорта по поводу будущего.

Лев Гудков,

руководитель Аналитического центра имени Юрия Левады

6 июня 2014

Сноб