Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков: Чего хотят США на Ближнем Востоке?

30 сентября 2015 года российская боевая авиация неожиданно для всего остального мира нанесла первые ракетно-бомбовые удары по территории Сирии. Тем самым впервые после распада СССР и впервые после вывода советских войск из Афганистана в феврале 1989 года Россия ввязалась в вооруженный конфликт на тер­ритории самого опасного региона мира Ближнего Востока.

Афганская авантюра обошлась Советскому Союзу доро­го. 15 тысяч погибших и десятки тысяч раненых совет­ских военных. Сотни тысяч погибших афганцев, 5 мил­лионов беженцев из этой страны. Одних только совет­ских военных самолетов было сбито118 . Расходы на войну составили за десять лет более 60 миллиардов дол­ларов, сделав имперское бремя СССР окончательно непосильным и поспособствовав краху советской экономики. Двадцать пять лет после этого втягивание России в ближ­невосточные конфликты было табуировано, прежде всего, по причине трагического афганского опыта. Теперь это табу внезапно нарушено решением Владимира Путина помочь своему союзнику Башару Асаду.

Пока неясно, как далеко зайдет Россия в своей сирий­ской операции. Какие масштабы она приобретет, во что нам обойдется, какие последствия повлечет за собой. Страна, которая очень давно и глубоко увязла на Ближнем Востоке — США. У США свой богатый и дол­госрочный опыт присутствия в регионе — в последние годы все более провальный. В ходе многолетних опера­ций в Ираке и Афганистане США потеряли тысячи своих военных и гражданских лиц и потратили астрономиче­ские суммы денег (по оценкам, до 1,5 трлн долларов).

Барак Обама был дважды избран американцами своим президентом в значительной степени благодаря своему обещанию уйти с Ближнего Востока, который в глазах многих американцев превратился в новый Вьетнам. При Обаме США значительно сократили свое военное присут­ствие в регионе, постепенно передавая управление властям в Багдаде и Кабуле. Но уход американцев тут же обернулся вакуумом власти и акти­визацией радикалов из движения «Талибан» и «Исламского государства» (ИГ). Даже ослабленная и стремящаяся сократить свое присутствие Америка остается фактором, без которого стабильность региона невоз­можна.

Теперь, когда российские и американские боевые самолеты оказались в одном регионе, бомбят одну и ту же страну и предпринимают усилия к тому, чтобы случайно не столкнуться друг с другом в сирийском небе, стало особенно важно хорошо понимать политику и мотивы друг друга. Для точного адекватного понимания целей и средств США на Ближнем Востоке нужны специалисты по региону. Они в России, к счастью, есть. Но очень часто их компетентный и спокойный голос, даже таких круп­ных и авторитетных, как недавно скончавшийся академик Евгений Примаков, заглушает крикливый шум демагогов и демагогической про­паганды.

Со времен начала холодной войны, от дней позднего Сталина, заложив­шего основы советской геополитической картины мира, Америка для рос­сийских ястребов олицетворяет образ сатаны в современном мире. Согласно принятой ими картине, Америка последовательно выстраивает стратегию полного контроля над миром. Она подчинила себе Европу и весь Запад — исключительно в своих корыстных интересах. Она держит за главного врага Россию и подозревает Китай — как две единственные сверхдержавы, способные бросить вызов ее своекорыстному господству. Все ее разглагольствования про права человека и демократию — всего лишь лживая пропаганда, призванная прикрыть цинизм и корысть. Применительно к региону Ближнего Востока цели Америки, во-первых, качать оттуда дешевую нефть, во-вторых, вытеснить из региона Россию и Китай, в-третьих, поддерживать там хаос и конфликты, в-четвертых, разорить Европу, спровоцировав поток беженцев в нее, и в-пятых, нака­зать непокорных ближневосточных властителей, не желающих идти к Америке в рабство.

Если в самих США сложился консенсус относительно того, что многолет­ние и разорительные войны США в Ираке и Афганистане являются про­валом американской внешней политики, самым крупным со времен ката­строфы во Вьетнаме, то в России широко бытует мнение, что американцы, напротив, устроили кровавый хаос в регионе «специально», чтобы посеять там хаос, это и был их хитроумный замысел.

Не так давно один из ведущих российских специалистов-арабистов Александр Шумилин выпустил книгу, в которой подробно и объективно раскрывает механизмы и цели политики США на Ближнем Востоке.

А. Шумилин долгие годы жил и работал в регионе, в частности в Тунисе, Алжире и Египте. В его биографии — работа помощником Евгения Примакова. Его диссертация еще в далеком 1979 году была посвящена проблемам создания Палестинского государства. Сейчас А. Шумилин — доктор наук и глава Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН. Им написана уже целая серия книг, рас­крывающих стратегию США в исламском мире, а также возможности сотрудничества России и США в этом взрывоопасном регионе.

Сам автор так пояснил мне основную задачу последней книги: «развенча­ние мифов об американской политике». Причем мифов, широко бытую­щих не только в России, но и в самих США. Это ему вполне удалось. Исследование логично и доказательно, с опорой на большой объем доку­ментов, раскрывает логику и преемственность американской политики на Ближнем Востоке, на протяжении десятилетий, вне зависимости от пере­хода власти от одной администрации Белого дома к другой.

Реальность состоит в том, что и сам Ближний Восток не может обойтись без американского присутствия, американской помощи, американских гарантий безопасности, в том числе и военных. Дело в том, что стратеги­ческие интересы многих арабских стран также строятся на присутствии США в регионе.

Еще один старый миф, разоблачаемый Александром Шумилиным, — о том, что политика вашингтонского истеблишмента полностью подмята американским произраильским лобби, которое якобы буквально вьет из любого американского президента веревки. Как и противоположный миф — о якобы доминировании в США проарабского нефтяного лобби, ориентированного на арабские монархии Персидского залива, прежде всего на Саудовскую Аравию. На самом деле политика США в регионе Ближнего Востока сложна и многомерна. Например, Израиль получает ежегодно помощь от США в размере 3 млрд долларов, а Египет получил с 1974 по 2011 год уже более 50 млрд долларов. При этом Египет и Саудовская Аравия играли ключевую роль в стабилизации региона, в продвижении планов израильско-палестинского урегулирования.

В США активно работают, в легальных рамках, как произраильское, так и проарабское лобби, у обоих лобби есть сторонники в конгрессе. Большое влияние имеет и нефтяное, энергетическое лобби, в первую оче­редь собственно американское. Но ни одна администрация, как показыва­ет А. Шумилин на множестве примеров, не является инструментом того или иного лобби. Американские политики выслушивают аргументы всех сторон, но решения принимают самостоятельно. «Усилия же лоббистов применительно к внешнеполитической линии США могут быть учтены правительством, а могут быть и проигнорированы. Они, несомненно, вторичны», — заключает А. Шумилин.

Еще один популярный миф — о том, что стратегия насильственной смены режимов во всем мире, и в частности на Ближнем Востоке, была разработана и реализована брутальной администрацией Джорджа Буша-младшего, его нетерпеливыми неоконами. Как справедливо напоминает А. Шумилин, на самом деле стратегию двойного сдерживания (Ирака Саддама Хусейна и Ирана при шиит­ских аятоллах) выдвинула еще администрация Билла Клинтона в далеком мае 1993 года, в том числе не исключая применения военной силы и силовую смену режима. Автор прослеживает преемственность интересов и стратегиче­ских основ этой политики начиная от первого входа США в регион при Ф.Д. Рузвельте и дальше, последовательно: при администрациях Г. Трумена, Д. Эйзенхауэра, Д. Кеннеди, Р. Никсона и Д. Картера, Р. Рейгана, обоих Бушей, Клинтона и Обамы. Менялись термины, обозначения доктрин и стратегий, соотноше­ния идеализма и реализма, но основы — а именно сохранение баланса между арабами и израильтянами, гарантии существования государства Израиль, продвижение демократии в регионе, помощь традиционным союзникам — оставались всегда неизменными.

Та же преемственность политики характерна и для отношений с Ираном. С одной стороны, все последние администрации США стре­мятся оказывать давление, в том числе и санкционное, на Тегеран с целью не допустить создания иранского ядерного оружия и спонсирова­ния иранцами терроризма. С другой стороны, США остаются открыты­ми для диалога. Обама довел эту стратегию до логического конца, заключив в 2015 году, с участием России и других коспонсоров перего­воров, «иранскую сделку» — отказ от ядерных разработок Ираном в обмен на снятие санкций.

Столь же долгосрочный характер носит и американская стратегия проти­водействия терроризму, которую Штаты реализуют после теракта на мюнхенской Олимпиаде 1972 года и убийства американского посла в Судане в 1973 году. Характерно, что американцы столь же сильно подозревали СССР в спонсорстве антиамериканского терроризма, как и совет­ские лидеры были уверены в том, что международный терроризм — порождение самих США, поддерживавших моджахедов, в том числе Усаму Бен Ладена, против советских войск в Афганистане. Увы, и то и другое — правда. Как правда и то, что Бен Ладен, «Аль-Каида» и ИГИЛ превратились из орудия США в их злейшего, смертельного врага. Того самого врага, который обрушил башни-близнецы в Нью-Йорке 9 сентября 2001 года, убив тысячи американцев. Отрицание этого очевидного факта делает крайне затруднительным сотрудничество России и США в борьбе с терроризмом.

Начиная с 2004 года главным противником США объявлены междуна­родные террористические сети — «Аль-Каида», а теперь и ИГИЛ. Концептуально это очень сложный враг, когда размываются сами поня­тия «военные действия», «дипломатия», «разведка» и даже понятие «терроризм». Как вести действия на территориях дружественных государств, если там есть базы террористов? Как быть в этом случае с принципами суверенитета и невмешательства? Как бороться с терроризмом, не разру­шив при этом принципов глобализации и открытого мира? И так далее. А. Шумилин показывает, что позиция США далеко не так примитивна и одномерна, как это обычно стремятся представить сторонники теории заговоров. Вопреки рассхожим утверждениям о том, что за всеми терро­ристическими сетями стоят сами США, А. Шумилин подчеркивает: «антитерроризм был и остается... важнейшим и структурообразую­щим элементом» американской внешней политики.

Приверженность теории заговоров, стремление всюду видеть «внеш­нюю руку» и спецоперации «западных спецслужб» привели к тому, что даже знаковые события 2011 года, массовые протесты в арабском мире и падение целого ряда авторитарных режимов громогласно объявляются примером инспирированных извне и организованных самими США и шире — Западом «цветных революций». Автор показывает всю абсурд­ность таких домыслов. Ддя США и для Запада череда демократических революций в арабских странах стала полной неожиданностью. Власть потеряли самые надежные союзники США в регионе — Х. Мубарак в Египте, Бен Али в Тунисе, Абдалла Салех в Йемене. А. Шумилин пока­зывает, как сложно и противоречиво выстраивалась политика админист­рации Барака Обамы в ответ на быстрое изменение ситуации в регионе. Он подчеркивает, что череда демократических революций имела «несо­мненно, сугубо внутренние (как экономические, так и политические)» причины.

Интересно отметить, что в стремлении стабилизировать пришедший в движение регион США предпочитают, в духе «реал политик», скорее под­держивать укрепление государств, нежели пускаться в рискованное пла­вание по созданию демократий, что хорошо видно на примере Египта, где короткий опыт властвования «Братьев-мусульман» показал всю пробле­матичность этого лозунга и этих экспериментов. И где США в итоге под­держали возвращение к власти военных, при условии проведения ими умеренных демократических реформ.

Теперь, когда Россия стремится выйти из международной изоляции и укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, особенно важно определить общие интересы России и США в регионе. Они очевидны. Два глобаль­ных вызова для обеих стран — угроза распространения оружия массового уничтожения и угроза международного терроризма. Здесь интересы двух стран совпадают. Более точное понимание представлений и интересов друг друга помогут теснее координировать совместные усилия в борьбе с этими критически опасными угрозами. Книга Александра Шумилина, разрушающая мифы об американской политике на Ближнем Востоке, несомненно, может этому помочь.

Владимир Рыжков

Общая тетрадь

19 мая 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Май 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков