Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

В.Рыжков: Перевод повестки из украинско-сирийской на внутренние проблемы – самое главное из прямой линии

Мы с вами живем в "эпоху обуздания" ( (с) Салтыков-Щедрин). На Прямую линию Путина народ прислал больше 3 млн (!) криков о помощи, В стране развал, разруха - лейтмотив всех этих обращений. Главные проблемы простых людей: 1)дороги 2) ЖКХ 3) снижение доходов/массовая бедность 4) сокращение сети школ и больниц, ухудшение доступности и качества образования и здравоохранения. Путин говорит: "я вас слышу". Но при это делает все с точностью наоборот: ежегодно сокращает строительство дорог, в три раза сократил госрасходы на ЖКХ (введя вместо этого плату граждан за капремонт), сокращает реальные доходы граждан, быстро режет сеть бюджетных организаций. Все это - чистое лицемерие. Говорить одно, делать противоположное. Обо всем этом Владимир Рыжков рассказал на эфире радиостанции "Эхо Москвы" - с цифрами и фактами. 

Стенограмма передачи "Особое мнение" от 15 апреля 2016 г.:

О.Пашина
― Я приветствую всех наших слушателей и зрителей, меня зовут Оксана Пашина. В студии «Особого мнения» сегодня политик Владимир Рыжков. Здравствуйте.

В.Рыжков
― Добрый вечер.

О.Пашина
― Я напомню телефон для ваших смсок +7 985 970-45-45. Все ваши вопросы зададим обязательно. Ну, практически все вопросы, которые пришли по интернету, связаны со вчерашней линией с Путиным.

В.Рыжков
― Это хорошо.

О.Пашина
― Вы там были.

Станислав Белковский
Станислав Белковский
Радиостанция "Эхо Москвы" echo.msk.ru
Интервью
В.Рыжков
― Это важное событие.

О.Пашина
― И расскажите нам, как это происходит? Ну, для начала как туда вообще попасть?

В.Рыжков
― Да. Меня часто спрашивают, уже второй день «Как ты вообще туда попал?» Происходит это следующим образом. Я первый раз вчера был на прямой линии. Пришел туда с большим интересом, просидел, прослушал с большим интересом. По-человечески это было для меня ново и интересно. Как это обычно происходит? Меня звали последние раза четыре, каждый год звали. Обычно это звонок от руководства ВГТРК. Так было и в этот раз. То есть мне позвонили от имени руководства ВГТРК, сказали, что… Причем, позвонили первый раз, я думаю, недели за 3 до 14-го числа: «Владимир Александрович, мы бы очень хотели, чтобы вы приняли участие в прямой линии». В те годы я по разным причинам не мог, в этот раз я сказал «Да, приду с удовольствием. Надеюсь, что у меня будет возможность задать вопросы», — сказал я представителям ВГТРК.

О.Пашина
― Вопросы заранее не обсуждаются?

В.Рыжков
― Нет, не обсуждаются. Меня уже спрашивали, обсуждались ли вопросы. Так как мне не дали задать вопрос, ну и не обсуждали. То есть не было ни того, ни другого, ни обсуждения, ни… Собственно говоря, к сожалению, я не смог задать вопрос.

Где-то за неделю… А так как я очень хотел задать вопросы Владимиру Путину, за неделю я сам позвонил. Я сохранил номер в телефоне. Я сам позвонил продюсеру этой прямой линии…

О.Пашина
― И уточнил «Не передумали ли вы?»

В.Рыжков
― Нет. Я спросил «А правда ли?.. Может быть, все-таки, дадите мне гарантию, что я задам вопрос?» Мне сказали «Нет, такую гарантию мы вам дать не можем. Приходите – там видно будет». Ну, хорошо. Я пришел, и таким образом я оказался на этой прямой линии.

Потом я уже узнал, что, оказывается, там были репетиции. На самой прямой линии я лично… Я ж там сидел, вот, прям в этом, кстати, небольшом зале.

О.Пашина
― А там перед этим как-то инструктируют, не знаю там, когда хлопать, когда поднимать руку?

В.Рыжков
― Нет-нет, только две вещи попросили. Первое, это выключить мобильные телефоны. И второе, когда девушка подходит с микрофоном, не вставать, то есть задавать вопросы сидя. Всё, других просьб не было.

Но совершенно мне четко ясно, что… Я ж там сидел, смотрел на это всё. А глаз у меня, что называется, наметанный. Это, конечно, было очень сильно срежиссировано. То есть понятно, у этих девушек в цветных платьях, которые подавали микрофоны, у них был сценарий, и они знали, кому давать слово.

Единственный там был отход от сценария, когда Василий Мельниченко сзади стал кричать, что «Дайте мне задать вопрос про деревню» — ему дали вне сценария. Я так понимаю, что Сергей Доренко свой вопрос про оппозицию задавал тоже без сценария (просто Путин его увидел). И был где-то 10-15-минутный отрезок, когда Евгений Рожков предложил Путину выбирать из зала. Все стали тянуть руки, я стал тянуть руку. Но, к сожалению, выбор президента на меня не пал, и те два вопроса, которые я хотел задать, я не смог задать.

О.Пашина
― Ну, вы можете задать их сейчас.

В.Рыжков
― Да. Собственно говоря, я ж там был все 3,5 часа. И те два вопроса, которые я приготовил, они не были заданы, к сожалению. А мне кажется, что они оба важные. Может быть, они важны для меньшего числа миллионов людей, чем вопрос о дорогах и о здравоохранении, но, тем не менее, для большого числа людей, как мне кажется, это важные вопросы.

Первый вопрос я хотел задать очень короткий о Борисе Немцове. И вчера, к сожалению, фамилия Бориса Немцова вообще не прозвучала за все эти 3,5 часа. Вопрос у меня был такой. Владимир Владимирович… Я сейчас его задаю (может быть, он меня слушает).

О.Пашина
― Может быть, даже ответит.

В.Рыжков
― Да, может быть, даже ответит. Владимир Владимирович, год назад был убит Борис Немцов. Пятеро арестованы. Скорее всего, это как раз те исполнители, те киллеры, которые, действительно, и совершили это преступление. Один из них был застрелен при попытке ареста в Грозном. Но двое – Руслан Геремеев и Аскерханов некий – на момент убийства были сотрудниками МВД. Один из них – Геремеев – был действующим сотрудником и заместителем командира батальона. Оба они вызваны на допрос, но не являются на допрос. Как такое может быть, что действующий офицер МВД, дававший присягу, которого вызывают на допрос, не является? Не можете ли вы дать команду Колокольцеву или теперь уж я не знаю, за кем они записаны, за Нацгвардией, Золотову обеспечить явку на допрос двух действующих сотрудников МВД на момент убийства. И в связи с этим верите ли вы в то…

А, я забыл еще сказать, Оксана, что Следственный комитет успел заявить, что преступление раскрыто.

О.Пашина
― Да.

В.Рыжков
― Это не вполне так. Точнее это вполне не так. Дело в том, что поиск заказчиков и организаторов выделен в отдельное производство. А убийство не может считаться раскрытым, пока не установлены заказчики и организаторы. Тем самым убийство Бориса Немцова на сегодняшний день, на 15-е апреля 2016 года не раскрыто.

Так вот мой вопрос к президенту был вчера и остается сегодня. Верите ли вы, Владимир Владимирович, что следствие установит имена заказчиков и организаторов убийства Бориса Немцова? К сожалению… Вот такой у меня был первый вопрос. К сожалению, он не прозвучал. А я считаю, что это имел бы очень большое общественное значение, если бы этот вопрос вчера прозвучал в Гостином Дворе и был бы ответ.

О.Пашина
― Ну, я вам могу ответить, даже поскольку я не президент. Он сказал «Да, я верю, что когда-нибудь».

В.Рыжков
― Он не смог бы уйти от первой части вопроса о сотрудниках МВД, которые не являются на допрос. Мне кажется, в этом очень важная часть моего вопроса, что он очень конкретный.

О.Пашина
― И второй?

В.Рыжков
― Теперь второй вопрос. Он тоже вчера не прозвучал. Не знаю, по какой причине, но никто его не сформулировал президенту. А именно. Последние несколько лет миллионы, может быть, десятки миллионов граждан России обеспокоены масштабным наступлением государства на личные свободы граждан.

В Ростове идет суд над человеком, который написал в социальных сетях «Бога нет, а Библия – сборник еврейских сказок». Фактически за заявление о том, что он атеист, его сейчас судят.

Ильдар Дадин, который не призывал к свержению насильственному власти, не выступал с оружием в руках, не является экстремистом и так далее, получил реальный тюремный срок за неоднократные нарушения порядка проведения митингов и пикетов, хотя его полное конституционное право выходить мирно, без оружия, и протестовать либо поддерживать.

За последние 3 года более 20 человек в России осуждены за репосты и лайки. За последние несколько лет с 2012 года идет масштабное ужесточение в отношении неправительственных организаций, которые объявляют иностранными агентами, которые закрывают, которые шельмуют и усложняют отчетность по ним.

Мы можем говорить, что идет полномасштабное ограничение не просто политических свобод, но уже личных свобод граждан, то, чего мы не помним с советских времен. Салтыков-Щедрин назвал бы это атмосферой обуздания. Вот, у него был такой термин «атмосфера обуздания».

О.Пашина
― Если б вы задавали вопрос, девушка вам уже сказала бы «В чем вопрос?»

В.Рыжков
― Вот, если б я задавал вопрос, я бы спросил «Владимир Владимирович, зачем? Зачем российское государство, которое вы возглавляете, проводит политику широкомасштабного наступления на личные права граждан? Зачем мы бросаемся из крайности в крайность? Если в советское время преследовали верующих, то в наше время начинают преследовать атеистов».

Мне кажется, что вот эти два вопроса про Бориса Немцова и вопрос о масштабном наступлении мракобесия и атмосферы обуздания, и масштабного ограничения личных свобод граждан – мне кажется, это два очень важных вопроса, которые вчера, к сожалению, из-за того, что я не получил слова, не были заданы президенту.

О.Пашина
― Я тоже в некотором роде девушка с микрофоном. Мы должны прерваться на несколько секунд, но потом мы обязательно вернемся и продолжим эту тему.

РЕКЛАМА

О.Пашина
― Мы продолжаем программу. В нашей студии – политик Владимир Рыжков. И наш слушатель Владимир спрашивает «Как вы думаете, зачем вас вообще позвали, если они не собирались дать вам возможности задать вопрос?»
В.Рыжков: Идет полномасштабное ограничение не просто политических свобод, но уже личных свобод граждан
QТвитнуть

В.Рыжков― Мне кажется, они предполагали, что у меня будет возможность задать вопрос. Все-таки, я достаточно известный человек, представляю демократическую оппозицию российскую. Что-то, наверное, в последний момент. Что-то, наверное, в последний момент произошло, потому что я обратил внимание, что была приглашена Эльвира Слабунова, лидер партии «Яблоко», недавно избранная. Я точно знаю, что она готовила вопрос, причем хороший вопрос, который также не был задан, а именно о полном разгроме местного самоуправления в стране, у которого нет ни денег, ни ресурсов, ни возможностей ремонтировать те же самые омские дороги. Этот вопрос тоже не прозвучал.
Впрочем, как не дали слова и Борису Титову, который сидел через одного человека справа от меня (Партия Роста), который тоже готовился задать вопрос об окошмаривании предпринимателей. Но там хорошо, что другие люди спросили об этом, о бесконечных проверках и так далее, и так далее.

А что касается Сергея Доренко, то я благодарен ему, потому что он отчасти выручил ситуацию, потому что я хотел прямо задать вопрос о закошмаривании гражданского общества, оппозиции и просто граждан, а он, все-таки, спросил об этом, когда он сказал о том, что будут ли какие-то берега у нашей политической борьбы или мы будем постоянно сталкиваться с насилием?

О.Пашина
― А вам понравился ответ, который прозвучал, который, по сути, звучал так: «Ну, вы же понимаете, с кем приходится работать»?

В.Рыжков
― Я скажу, что мне в целом понравилось. Вот, меня уже вчера начали критиковать за то, что мне что-то там понравилось: «Как тебе что-то могло в этом понравиться?» Ну, увы, да, понравилось. И я скажу, что понравилось, и потом, если у нас, надеюсь, будет время, скажу, что не понравилось.

Мне понравились 3 вещи. Первое. Выступление по внешней политике было самым миролюбивым за последние несколько лет. И в этом смысле президент приблизился к моей позиции, которую я занимаю все последние 2 года после вот этого крымского решения о том, что нам надо работать с Европой, о том, что нам надо выходить из конфронтации, о том, что нам надо восстанавливать отношения с Европейским Союзом, нам надо снимать санкции, которые наносят огромный вред, и контрсанкции, которые наносят огромный вред нашей экономике, нашим людям, и нашей стране.

И, вот, то, что я вчера услышал, это гораздо ближе к моей позиции, чем всё то, что я слышал последние 2 года. Да какие последние 2 года! Гораздо больше лет, да? Это хорошо. По крайней мере, вот эта риторика, что Обама хороший, что, вот, мы с Петром Алексеевичем Порошенко на связи, что, вот, мы будем вместе бороться с терроризмом. Ну, хорошо, слава богу.

О.Пашина
― А то, что те, которые хотят тонуть, пусть тонут? Это как?

В.Рыжков
― Ну…

О.Пашина
― А как вам вообще вот этот тренд «вопросы от детей»? Такие, не детские вопросы, жутковатые, которые задают дети?

В.Рыжков
― Вы знаете, хотели как-то оживить, видимо, эту прямую линию, которая уже 14-й раз повторяется, но вышло довольно, как бы, неказисто.

Второе, что понравилось, это, все-таки, ответ на Доренко. Понятно, что он был общий. Но тем не менее, когда говорится главой государства о том, что мы, все-таки, цивилизованная европейская страна и надо всем стараться вести политическую борьбу как цивилизованным людям, ну, это ж тоже хорошо.

Опять-таки, я совершенно не романтик… Хотя, меня часто обвиняют, что я романтик, прекраснодушный. Но тем не менее, я, все-таки, считаю, что слова имеют смысл. Лучше такие слова, чем другие слова.

О.Пашина
― Ну, мне показалось, что там было больше оправданий Кадырова…

В.Рыжков
― И это было.

О.Пашина
― ...чем попытки как-то ввести в берега, как просил Доренко.

В.Рыжков
― Нет, было и про берега, и было про оправдание. Но было и про цивилизованную политику.

И третье, может быть, самое важное, что мне понравилось и что, как мне кажется, хорошо для нас, для оппозиции, это то, что внешняя политика вчера играла маргинальную роль. Ну, наконец-то мы начали говорить (95%) о разрухе в стране. И, вот, я бы сказал, если бы меня спросили, каким одним словом описать прямую линию, это слово «разруха». Потому что я сидел как и президент, и читал вот эти смски на синих экранах, там слово «разруха» было основным лейтмотивом всего. Вдумайтесь: 3 миллиона человек (или сколько там?), 4 миллиона человек пишут смски и звонки, и лейтмотив «У нас разруха, у нас разруха, у нас разруха». И это положительно. Мы наконец-то… И я очень надеюсь, что это перейдет в избирательную кампанию в Госдуму, что избирательная кампания в Госдуму пройдет не на теме Донецка, Луганска, Сирии и баз НАТО, а что избирательная кампания в Госдуму пройдет под лозунгами, связанными с жизнью реальных людей.

О.Пашина
― У меня такое ощущение, что мы разную прямую линию смотрели, потому что, вот, судя по тому, что вам понравилось, меня ввело это в ужас. Потому что тот же Сахалин – они говорят «Мы писали, мы жаловались, мы везде рассказывали, что мы находимся на положении рабов. Всё, тишина, никто нас не слышит».

В.Рыжков
― Так я с вами согласен!

О.Пашина
― И тут же, еще не закончилась линия, значит, там началась прокурорская проверка, у них повис сайт. То есть получается, что пока ты…

В.Рыжков
― Это и есть разруха!

О.Пашина
― ...не позвонишь президенту и не задашь свой вопрос…

В.Рыжков
― Это и есть разруха. То есть это означает, что…

О.Пашина
― Всё, тебя никто не слышит.

В.Рыжков
― ...губернаторы не работают, мэры не работают, прокуратура не работает, Следственный комитет не работает. Дорожники не работают. Ничего не работает. Это самый главный результат прямой линии.

Это, знаете… Как это? Показ фокуса с последующим саморазоблачением, да? Вот, вчера был показан фокус, в результате которого произошло саморазоблачение.

О.Пашина
― А вы думаете, избиратели – они это поняли? Или, наоборот, они сказали «Как прекрасно! У нас такой замечательный президент».

В.Рыжков
― Да очевидно поняли!

О.Пашина
― «Не успели пожаловаться – вот, уже поехал прокурор».

В.Рыжков
― Там даже смски были (проскакивали) на экран на эту тему, что «Сколько можно? Каждый год одно и то же, когда сам президент чинит унитазы».

О.Пашина
― Ага. Там были смски на экране. И что там писали?

В.Рыжков
― Да, конечно, были. Конечно, были. Поэтому мне кажется, что вот этот новый тон во внешней политике, вот этот ответ, хотя и очень сглаженный, на вопрос Сергея Доренко. И самое главное, еще раз повторю, перевод повестки из украинско-сирийской на внутренние проблемы – это самое главное.

Теперь что не понравилось. Ну, первое, что не понравилось, что мне не дали слова. Это я не буду лукавить, я очень раздосадован тем, что я приготовил, как мне кажется, два важных вопроса, общественно значимых вопроса и они не прозвучали. Это первое, что мне не понравилось. Надеюсь, что больше такое не повторится.

Второе. Что меня поразило? Дмитрий Песков (надеюсь, он меня сейчас тоже слушает)...

О.Пашина
― Так?

В.Рыжков
― Дмитрий Песков говорит «Больше всего пришло вопросов по дорогам». На втором месте, по-моему, там было ЖКХ. На третьем месте что там? Что-то по социалке – либо здравоохранение, либо образование и так далее. Внешней политики нет вообще! Она была, конечно, но она маргинальна для наших граждан.

Дальше Кремль говорит «Ну, вот, видите? Это же обратная связь».

О.Пашина
― А, может быть…

В.Рыжков
― Ведь, вот же люди нам…

О.Пашина
― Может быть, там просто всё хорошо у нас во внешней политике? В Сирии мы победили, с Украиной тоже, вроде бы, как-то там всё, мы везде победили. А, вот, с дорогами у нас плохо.

В.Рыжков
― Так хорошо. Так и хорошо.

О.Пашина
― Поэтому это никого не интересует.

В.Рыжков
― Так вот, посмотрите. Фактически что такое прямая линия? Это гигантский социологический опрос. Вот, выборка Левада-центра, выборка ФОМа, ВЦИОМа – до 2 тысяч человек. Здесь выборка – миллионы человек. И, вот, люди формулируют «Вот дороги на первом месте, вот ЖКХ на втором месте, вот цены на третьем месте, образование и здравоохранение на четвертом месте и дальше поехали». Вот вам готовая повестка дня для страны накануне парламентских выборов.

Президент говорил «Да, мы там в Омске поможем отремонтировать. Да, вот сейчас зарплату этим женщинам несчастным на Сахалине выплатим, да, директора стройфирмы, который украл, убежал, посадим.
В.Рыжков: Выступление Путина по внешней политике было самым миролюбивым за последние несколько лет.
QТвитнуть

О.Пашина― Ну, избиратели скажут «Да, и мы выберем опять «Единую Россию». Спасибо вам».
В.Рыжков
― Да. А теперь я рассказываю, что… Вот смотрите, Оксан. Вот сейчас я говорю то, что еще никто не говорил.

О.Пашина
― Так?

В.Рыжков
― Итак, повестка дня. На первом месте – россияне, дороги. Путин говорит «Безобразие». Что мы видим реально, по факту? Даю официальные данные. В 2013 году по протяженности дорог было построено в 3 раза меньше, чем в 2012-м. В 2014-м – в 3 раза меньше, чем в 2013-м. В этом году прирост дорог будет ноль.

Таким образом страна дает повестку дня. Номер один – дороги. Владимир Путин и правительство Медведева сводят дороги к нулю. Какая же это, к черту, обратная связь, если вам вся страна говорит «Стройте дороги», а вы их сводите к нулю?

Второй вопрос. ЖКХ. Я про обратную связь, что мне не понравилось.

О.Пашина
― Хорошо. Так?

В.Рыжков
― ЖКХ. Народ говорит «Что с ЖКХ?» Путин говорит «Да, мы должны заниматься. Да, мы будем решать. Безобразие!» Что мы смотрим на практике, дорогая Оксана? Мы видим, что в 2007 году государство тратило на ЖКХ 3,3% ВВП. В 2015-м году – 1,2% ВВП. Таким образом с 2007 года президент Путин, премьер-министр Медведев в 3 раза сократили поддержку ЖКХ из бюджета.

И президент на прямой линии говорит «Это безобразие! Капитальный ремонт!» Так капитальный ремонт ввели почему? Потому что надо возместить те сокращения расходов, которые сделало само руководство страны. Так кто виноват?

О.Пашина
― Вот это главный вопрос, и на него мы попытаемся ответить после небольшого перерыва.

НОВОСТИ

О.Пашина
― Мы продолжаем программу «Особое мнение», политик Владимир Рыжков в нашей студии. И продолжаем резать правду-матку.

В.Рыжков
― Ну так вот. Нам говорят (тот же Песков), что это обратная связь с обществом. Вот, Путин слышит общество и реагирует. Я сейчас показываю на цифрах, что реагирует он противоположным образом. Общество говорит «Дай денег больше на дороги» – власть сокращает. Общество говорит «Дай больше денег на ЖКХ» — власть сокращает в 3 раза, и вместо этого вводит капитальный ремонт, чтобы возместить те сокращения, которые делаются на ЖКХ из бюджета.

Дальше. Народ пишет, воем воет «Больницы закрывают!» За последние 10 лет из 15 тысяч больниц в России осталось 7,5. В 2 раза сокращено количество больниц и продолжает сокращаться. Президент говорит вчера на прямой линии «Ну, это безобразие. Мы должны внимательно смотреть, как это, почему». И тут же я смотрю цифры… У меня все официальные данные – это всё Минфин, Госкомстат.

И тут же я смотрю цифры, что с 2007 года расходы на здравоохранение, подчеркиваю, в консолидированном бюджете… Меня часто упрекают, что «Ты, Рыжков, только федеральный бюджет». Нет, друзья мои! Консолидированный бюджет, который включает в себя все 3 уровня бюджетов плюс соответствующие фонды.

Так вот, с 2008-го по 2015-й год расходы на здравоохранение сократились с 3,8% до 3,6% на здравоохранение. Притом, что нормативно по ОЭСР 7-8%. То есть у нас расходы на здоровье людей в 2 раза ниже, чем принято в современных странах.

И кто же это делает, если не тот президент, который слышит обратную связь с обществом?

О.Пашина
― Слушайте, ну, тут главный вопрос не в том, что вот эти цифры, да? Мы же их вчера не слышали. Тут главное в том, что слышат избиратели. Они слышат «У нас всё плохо». Президент говорит «Безобразие! Будет лучше».

В.Рыжков
― Вот, я сейчас к избирателям обращаюсь.

О.Пашина
― Это так же, как с «Süddeutsche Zeitung»...

В.Рыжков
― Вот, я сейчас к избирателям обращаюсь…

О.Пашина
― ...та же история. Абсолютно. Он на всю страну…

В.Рыжков
― ...И расставляю всё по полочкам.

О.Пашина
― ...Смотрите, на всю страну…

В.Рыжков
― Вы ему пишете «С дорогами – труба».

О.Пашина
― Нет, послушайте, на всю страну вчера он сказал, на весь мир «Süddeutsche Zeitung владеют американцы, и они…»

В.Рыжков
― Ну, уже извинились. Чего это обсуждать?

О.Пашина
― Но извинились не на всю страну. Так, апропо, куда-то в сторону что-то там кто-то сказал.

В.Рыжков
― Правда дорогу пробьет.

О.Пашина
― Это не была прямая линия для всей страны, на которой Песков извинился.

В.Рыжков
― Правда дорогу пробьет. Таким образом что я хочу сказать? Общество… Вот это очень важная вещь. Общество у нас нормальное, разумное, отлично понимающее, чего ему надо. Оно говорит «Дороги, больницы…»

О.Пашина
― Ему говорят «Всё будет».

В.Рыжков
― «...школы»...

О.Пашина
― Ему вчера сказали «Всё будет».

В.Рыжков
― ...и так далее. Власть говорит «Я слышу тебя, общество».

О.Пашина
― Да.

В.Рыжков
― И делает всё с точностью до наоборот. У нас сокращаются и в цифрах, и в доле на здравоохранение, на образование, на науку, на спорт, на культуру, на дороги, на ЖКХ, на поддержку регионов. То есть то, что касается жизни людей, сокращается из года в год.

Что растет? 7% федерального бюджета на бюрократию в этом году, в 2016 году. 7% федерального бюджета на содержание бюрократии. И 8% федерального бюджета – здравоохранение, образование, наука, культура, спорт. То есть мы тратим из федерального бюджета на чиновников столько же, сколько на здравоохранение, образование, культуру, спорт, науку вместе взятые. Это же абсурд!

О.Пашина
― Только нам все эти цифры не озвучивают по телевизору и не рассказывают.

В.Рыжков
― Я вам это озвучиваю. Я вам это озвучиваю.

О.Пашина
― Ну, мы с вами вот так вот, да.

В.Рыжков
― Дальше.

О.Пашина
― А кто нас слышит?

В.Рыжков
― Дальше. При сокращении расходов на образование, здравоохранение, науку и ЖКХ, и поддержку регионов с 2007 года расходы на оборону выросли с 2,5% до 5,5%. То есть люди говорят про дороги, а власть направляет на чиновников и на силовые структуры. Люди говорят про школы, а власть направляет деньги на поддержку национальной экономики (звучит красиво). А, на самом деле, это субсидирование убыточных корпораций в значительной степени и закрытие таких дыр как, например, в ВЭБе – 1,5 триллиона рублей. Дыра 1,5 триллиона рублей – это больше, чем дефицит годовой Пенсионного фонда.

И плюс у вас, Оксана и молодых других людей, уже триллион рублей изъят, украден из ваших пенсионных сбережений. Из ваших будущих пенсионных сбережений закрываются дыры в неэффективных банках, где то ли украдено, то ли неэффективно потрачено с убытками триллионы рублей.

Поэтому, вот, понимаете, вопрос в чем? Что я хочу сказать? Что когда смотришь вот эти 3 миллиона обращений, это внятная, разумная страна. Она говорит о тех вещах, которые ее беспокоят – дороги, ЖКХ, здравоохранение, школы, бедность.

О.Пашина
― Вот, ровно на эту тему вопрос.

В.Рыжков
― Ответ на это не системный дает президент. Он говорит «В Омске дорогу починю, на Сахалине зарплату женщинам выплачу. В Биробиджане хоккейную коробку построю».

О.Пашина
― Да. И у общества возникает…
В.Рыжков: Перевод повестки из украинско-сирийской на внутренние проблемы – самое главное из прямой линии
QТвитнуть

В.Рыжков― Но это не системный ответ!
О.Пашина
― И у общества возникает единственный ответ на это: «Надо дозвониться президенту».

В.Рыжков
― Да.

О.Пашина
― Не нужно идти голосовать на выборах – нужно просто дозвониться президенту: в следующий раз нам повезет. Так и в чем смысл?

В.Рыжков
― Не повезет, потому что из 3 миллионов дозвонилось 30. А остальные 2 миллиона (там дальше не буду перечислять сколько, 999 тысяч и так далее) – они-то не дозвонились и не дозвонятся никогда. Поэтому вопрос-то заключается в том, что нужно принимать системные решения. По дорогам надо принимать системные решения, по здравоохранению – системные решения, по регионам – системные решения.

Вот, на сегодняшний день совокупный долг регионов и муниципалитетов… Оксан, еще приведу пример. Вот, давайте возьмем классику, с чего началась прямая линия? В Омске нет дорог.

О.Пашина
― Да.

В.Рыжков
― Значит что? Мэр плохой. Губернатор плохой. Это правда. Но это только часть правды. А другая часть правды, о которой президент точно знает (он компетентный человек), он точно это знает, что 2,5 триллиона рублей совокупные долги регионов и муниципалитетов. 2,5 триллиона рублей долги! Он с чего эти дороги будет в Омске делать, если он гол как сокол?

Дальше президент говорит «Давайте мы пометим дорожные деньги…»

О.Пашина
― Вот это гениальное предложение.

В.Рыжков
― Рассказываю. Вот, я уже как… Все-таки, я профессиональный человек. Рассказываю.

О.Пашина
― Я узнала для себя, что, оказывается, наличными платят до сих пор во все эти дела.

В.Рыжков
― Да не в этом дело!

О.Пашина
― Нет, это забавно.

В.Рыжков
― Пометить – это другое. Пометить это значит: если на дороги, то на дороги, и ни копейки на что-то другое.

Я вам объясняю. А почему губернаторы и мэры берут дорожные деньги и куда-то тратят? Народ вчера послушал: «Ага! Эге! Это они, наверное, себе хоромы строят! Воруют!» Может быть, отчасти, но не в этом дело. Они направляют деньги, снятые с дорог, на выполнение майских указов того же Владимира Путина на повышение зарплат бюджетников, потому что у них – Тришкин кафтан. Он либо на дороги в Омске даст эти деньги, тогда не заплатит учителям зарплату. Либо, чтобы заплатить зарплату учителям, он должен снять с дорог. Вот, о чем речь! Поэтому если все выполнят указания Владимира Владимировича о том, чтобы меченые деньги дорожные только на дороги в Омске, значит, омские учителя завтра не получат зарплату и будут звонить президенту и спрашивать «А почему у нас зарплату не платят?» Потому что невозможно, не принимая системных решений, невозможно, если у вас федеральный центр забирает 2⁄3 консолидированных доходов страны и только 1/3 оставляет 85 регионам и 22 тысячам муниципалитетов, невозможно там отапливать дома.

Вот, рассказываю. Костромская область, город Шарья. Сегодня мне рассказали, свежая история. 40 тысяч жителей. Надеюсь, меня костромичи сейчас слышат. Отключили отопление сегодня в городе 40-тысячном! Там еще снег лежит. Отопление отключили в жилых домах в городе Шарья.

О.Пашина
― И позвонить уже некому – линия закончилась.

В.Рыжков
― Снег лежит. А знаете, почему? Нет денег в муниципалитете отапливать квартиры. Так системное решение заключается не в том, чтобы посадить мэра этого города (я понятия не имею, кто он), системное решение заключается в том, чтобы обеспечить местное самоуправление, у которого куча полномочий, еще и средствами для этого. Вот, что такое системное решение на уровне президента.

Второй пример. Не дозвонился никто вчера с дороги Кострома-Шарья. 320 километров. Дороги нет! На джипах люди боятся ехать. А это дорога от Костромы в сторону Кирова, 320 километров – по ней все райцентры. Она связывает между собой всю область. На джипах люди боятся ехать!

Раньше ехали 320 километров 5 часов, сейчас едут 7-8 часов, потому что дорога областная, висит на областном бюджете, а не на федеральном, к сожалению. И денег нет.

О.Пашина
― Хорошо. Вас просят сейчас…

В.Рыжков
― Хоть расстреляйте вы этого губернатора! 10 раз четвертуйте.

О.Пашина
― Вот, вы придете к власти. Откуда вы возьмете деньги? Если у Путина нет, у «Единой России» нет, а у вас-то откуда они?

В.Рыжков
― Только что сказал. 7% федерального бюджета на бюрократию – это абсурд! Вчера говорят предприниматели, задолбали проверками. Сократи полномочия проверяющих, сократи эти службы, ты уже 300-400 миллиардов найдешь на дороги. Вот простое решение.

Почему каждый год нам обещают сократить расходы на бюрократический аппарат и почему каждый год они растут? Кто мне может ответить на этот вопрос?

Второе. Ну, невозможно 5,5% тратить на оборону. Ну, невозможно. Невозможно. В 90-е годы проклятые мечтали о 3%, что вот бы нам довести до 3%. Ну, сделайте хотя бы 4% — это еще триллион рублей. Еще триллион рублей, который можно направить на поддержку муниципалитетов и регионов.

Дальше, госсектор. Президент говорит «Давайте, наконец, будем приватизацию делать, давайте, наконец, повышать там эффективность». Там же огромные корпорации приходят и просят денег. Они нам зачем (эти корпорации), если они приносят убытки? Зачем нам такой банк как ВЭБ, который за несколько лет образовал дыру в 1,5 триллиона рублей? Ну, неужели нельзя повысить эффективность госсектора экономики, чтобы они хотя бы не вытягивали триллионы рублей из бюджета? Вот вам еще резерв.

Вот, я вам сходу назвал 2 триллиона рублей резерва, которые сейчас можно найти в 2000 году и направить их на повестку дня: дороги, дорогие граждане, ЖКХ, дорогие граждане, больницы, чтобы вы могли в них лечиться, школы и дорога Кострома-Шарья.

О.Пашина
― Так, мы поняли…

В.Рыжков
― 2 триллиона рублей сходу.

О.Пашина
― Мы поняли: значит, деньги есть, они просто неправильно тратятся. Всё, мы прекращаем критиковать президента и правительство, будем Рыжкова сейчас критиковать.

В.Рыжков
― Давайте.

О.Пашина
― Осталось немного времени как раз на это.

В.Рыжков
― Давайте.

О.Пашина
― Слушатели нам пишут…

В.Рыжков
― Ударьте по Рыжкову, по разгильдяйству и бездорожью.

О.Пашина
― Вас спрашивают «Вы лицемерите или вы не понимаете, что вас и Слабунову позвали как декорацию демократии». Спрашивают вас, зачем вы вообще ходите везде, и туда, и на телевидение? Вы что, не понимаете, что вы легитимизируете президента таким образом, подыгрываете ему и вообще вы ведете себя скверно?

В.Рыжков
― Если мы политики, мы должны использовать каждую возможность прийти, выступить, сказать и аргументировать. Ну-ка кто-то скажите, где я кому-то уступил хотя бы на одном эфире? Ну-ка скажите? Ну-ка скажите, где я уступил хотя бы пядь своей позиции? Никто такого не скажет. Я везде прихожу и отстаиваю свою позицию жестко, твердо и не уступаю никому. Это первое.

Второе. Легитимация. Каждый пусть решит для себя: или ты участвуешь в политической жизни страны, либо ты не участвуешь. На сегодняшний день и Навальный поддерживает участие в выборах, и ПАРНАС поддерживает участие в выборах, и Явлинский, и Титов, и Слабунова. Все основные либеральные партии приняли решения разной степени оппозиционности об участии в думских выборах 2016 года. Так это выходит и они легитимируют?

О.Пашина
― Видимо. Тут вам написали…

В.Рыжков
― И они лицемеры?

О.Пашина
― Вам написали письмо (Борис из Москвы) про Яблоко.

В.Рыжков
― Да?

О.Пашина
― «Вот вы выбрали для себя «Яблоко», — пишет Борис.
В.Рыжков: Власть говорит «Я слышу тебя, общество». И делает всё с точностью да наоборот
QТвитнуть

В.Рыжков― Да. И всех призываю это сделать.
О.Пашина
― «И вы думаете, что Явлинский даст вам возможность выступать с отличным от его собственного мнением? Вы сильно в этом ошибаетесь».

В.Рыжков
― Не сомневаюсь, что это неправильная оценка. Уверен, что надо консолидироваться вокруг одной партии. Я уже говорил в этом эфире, что сегодня самой сильной партией на либеральном фланге является «Яблоко». И правильное решение, с моей точки зрения, одно – объединяться на базе одного списка, выдвигать людей, единых кандидатов по округам и выходить с той программой, часть которой я озвучил сегодня в этом эфире. И тогда будет поддержка миллионов людей.

О.Пашина
― Это была программа «Особое мнение», в нашей студии был политик Владимир Рыжков. Всего доброго.

В.Рыжков
― Спасибо.

Эхо Москвы

15 апреля 2016

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Апрель 2016 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков