Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

В.Рыжков: с точки зрения пользы для городов, нет ничего лучше для России – чем избранные мэры

Т.Фельгенгауэр
― Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я рада приветствовать в этой студии политика Владимир Рыжкова. Здравствуйте, Владимир Александрович.

В.Рыжков
― Уж как я рад!

Т.Фельгенгауэр
― В Конституционный суд поступила очередная жалоба на реформу местного самоуправления. Заявители говорят, что результатом этой реформы стала отмена выборов мэров.Уничтожение политической самостоятельности крупных городов. И, таким образом, реформа прошла в нарушение ряда законов, включая решения самого КС. Депутаты Госдумы подали эту жалобу, 90 человек. Там даже один единоросс есть, который, кстати, будет представлять эту жалобу. Как вы считаете, какие перспективы?

В.Рыжков
― Во-первых, я сразу вам скажу, что я согласен со смыслом этой жалобы. Я сам не видел текст, но с ваших слов я с ней полностью согласен, потому что по Конституции местное самоуправление не входит в систему госвласти. То есть по Конституции местное самоуправление не являются частью вертикали. У нас законами последних лет местное самоуправление встроено в вертикаль власти, что является прямым нарушением Конституции.

Кстати говоря, ничего хорошего из отмены выборов мэра тоже не вышло. Я могу привести пример Барнаула, своего родного города, откуда только что вернулся. Этот пример, на самом деле, тиражируется в десятках других регионов. Повсюду навязали систему так называемых сити-менеджеров. То есть, когда реальный хозяин города, который подписывает финансовые и административные документы, он не избирается народом. К чему это привело? По всей стране десятки уголовных дел против сити-менеджеров. Вот у нас по Барнаулу за последние несколько лет второй сити-менеджер Игорь Савинцев ушел в отставку перед давлением уголовного дела. А до него был Владимир Николаевич Колганов, который тоже ушел в отставку под давлением уголовного дела.

Когда мэры выбирались у нас в Барнауле, такого случая не было ни одного. Поэтому все специалисты в один голос говорят, что выборные мэры эффективнее. Они более легитимные в глазах населения, они более сильные управленцы, они опираются на общественную поддержку, они более оглядываются на общественное мнение, меньше коррумпированы, чем сити-менеджеры. Тем не менее, Кремль оставляет систему сити-менеджеров, потому что они более управляемые. Этот надоел – сменили на другого. Поэтому полностью поддерживаю запрос в Конституционный суд – первое.

Местное самоуправление в России разгромлено по многим направлениям. Об одном я уже сказал – это отмена выборности. Сейчас подавляющее большинство мэров столиц регионов уже не выбираются народом, подавляющее большинство. Остались единичные, по-моему, столицы, где еще их выбирают. Ни к чему, кроме ухудшения управляемости это не привело. Это прямое нарушение Конституции.

Во-вторых, у нас местное самоуправление ограблено еще и финансово. Грубо говоря, федеральный бюджет получает 16-18 триллионов. Все 85 региональных бюджетов в сумме получают 8, а все 25 тысяч муниципалитетов получают 4. То есть у нас пирамида стоит на острие, то есть две трети денег забирает себе Москва, еще какая-то меньшая доля достается регионам, а уже совсем ничего не остается местному самоуправлению, на котором — освещение, парки, дворы, скверы — масса других местных проблем, которые должны решаться местным самоуправлением. У них на это денег просто нет.

Поэтому у нас местное самоуправление подгрызено и уничтожено с двух сторон: со стороны власти и со стороны финансовой. И иск, жалоба в Конституционный суд совершенно оправдана.

Второй вопрос: станет ли Конституционный суд на защиту Конституции?

Т.Фельгенгауэр
― В свете того, что мы последнее время наблюдаем в Конституционном суде…

В.Рыжков
― Не в свете последнего времени, Татьяна, я скажу совершенно определенно, что по вопросам политическим, по вопросам внутренней политики, по вопросам устройства власти за 15 лет Конституционный суд ни разу не встал на сторону Конституции. То есть Конституционный суд может защитить права граждан по пенсиям, по социальным выплатам, по каким-то компенсациям, по защите дачного участка. То есть в вопросах социально-экономических Конституционный суд довольно часто встает на сторону Конституции и на сторону граждан; но в вопросах внутренней политики нет ни одного примера, когда бы Конституционный суд пошел бы против Кремля, когда бы Конституционный суд встал бы на сторону Конституции. Поэтому здесь мой прогноз негативный. Мне кажется, Конституционный суд отклонит эту жалобу, если только не передумают в администрации президента и не придут к выводу, что выборные мэры все-таки лучше, исходя из тех обстоятельств, что я сказал, но боюсь, что пока Кремль стоит на прежней своей позиции, и поэтому жалобы в этом случае перспектив в Конституционном суде, боюсь, что не имеют.

Т.Фельгенгауэр
― Но, с другой стороны, смотрите, выборы или не выборы, мэр избранный или сити-менеджер — у власти есть масса инструментов на этого человека влиять, давить, и если надо, убрать. И мы видим пример Петрозаводска или Ярославля. Мы видим: разные есть варианты.

В.Рыжков
― Безусловно, есть. Вот Урлашов сидит до сих пор. В Петрозаводске мэра съели. А Ройзман – у него нет исполнительной власти, к сожалению. Тем не менее, разница есть и она довольно существенная между сити-менеджером и избранным мэром. За сити-менеджером не стоит вообще ничего кроме благоволения губернатора, который обычно их по факту назначает.

Т.Фельгенгауэр
― Там есть еще система, когда депутаты городской думы…

В.Рыжков
― А избранный мэр, он все-таки прошел избирательную кампанию. Избранный мэр заручился бы поддержкой большинства горожан. С ним связываться – издержки для власти гораздо больше, потому что за ним есть общественное мнение.

Т.Фельгенгауэр
― Еще раз: пример Ярославля и Петрозаводска показывают, что ничего не поможет.

В.Рыжков― Пример Ярославля и Петрозаводска показывает только то, что, в крайнем случае, они могут пойти и на это. Но уверяю вас, Татьяна, что издержки для власти очень велики, и вы еще убедитесь в этом, помяните мое слова, на ближайших выборах. И в Ярославле и в Петрозаводске люди, недовольные тем, что избранных ими мэров съели, сожрали, посадили,отстранили, они отомстят путем голосования. Поэтому еще раз повторяю: и с точки зрения управления, и с точки зрения, вообще, пользы для городов, нет ничего лучше для России – и это доказано 20-ю годами, — чем избранные мэры.

Т.Фельгенгауэр
― Хорошо. Предвосхитили вы тему грядущих региональных выборов. Осталось совсем немного времени. Как вы считаете, активность граждан на этих выборах, она будет выше в связи со сложным экономическим положением или ничто не заставит людей пойти к избирательным участкам?

В.Рыжков
― Я думаю, что активность будет такой же или даже ниже, чем год назад и два года назад по двум причинам. Первая причина: несмотря на уверения Кремля, администрации президента, Володина о том, что нужны конкурентные выборы, на самом деле конкурентных выборов в этом году опять не вышло. Мы знаем, что ПАРНАС сняли в Новосибирске. «Гражданскую инициативу» не допустили ни в Калуге, ни в Магадане. Точно также ПАРНАС не допустили в Калуге. Единственное место, где ПАРНАС идет, это Кострома.

Во многих регионах не допустили «Родину», кстати говоря, рогозинскую до выборов. То есть все равно Кремль опасается любой, даже любой, даже слабой…ну, Кремль, губернаторы: где-то принимает решение администрация президента, где-то принимает решение конкретный губернатор. В любом случае, конкурентных выборов не получилось. А опыт показывает, что там, где нет реального выбора, там, где нет реальной конкуренции, люди не ходят на выборы, потому что нет смысла. Играет одна команда, что тут смотреть, как они друг другу по стеночке мяч перекатывают? Бессмысленно.

Что касается, не подтолкнет ли кризис к участию в выборах – тоже пока не подтолкнет, потому что, как показывают опросы общественного мнения, люди пока начальству в целом верят. И, если начальство и лично Владимир Владимирович Путин пообещали, что потерпеть надо два годика, а потом «жить как при бабушке», то есть жить, как прежде – люди пока терпят. Поэтому я думаю, что явка будет очень низкая на всех практически региональных выборах.

Т.Фельгенгауэр
― Сейчас сделаем выбор три минуты. Тему выборов еще немного продолжим. Ну и, конечно, про экономику. Оставайтесь с нами. Это особое мнение Владимира Рыжкова.

Т.Фельгенгауэр

―Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня сегодня политик Владимир Рыжков. По поводу выборов. Активист ПАРНАСа Леонид Волков сообщил, что он помещен под подписку о невыезде. Новосибирская область и Костромская область — вот такой у него теперь ареал обитания. Понятно, что…ну, не допустить на выборы…

В.Рыжков
― Я прошу прощения, а как он будет между одной зоной невыезда и другой зоной невыезда перемещаться?

Т.Фельгенгауэр
― Я не знаю. Я не очень понимаю, но он так написал.

В.Рыжков
― Я понимаю, он интернет-человек, может, он по проводам может просачиваться, но я просто не понимаю. Пусть ему разъяснят правоохранительные органы.

Т.Фельгенгауэр
― Тем не менее. Понятно, выборы, не допустить, не пущать – ладно. Но вот дела, которые там возбуждаются, следственные проверки и прочее – там не только Леонид Волков привлек внимание разных правоохранительных органов, но и другие активисты. О чем это говорит? Что все равно ПАРНАС попытаются заблокировать целиком и полностью, всех посадить на какие-то уголовные дела, вернее, подвесить на эти крючочки, или это не так?

В.Рыжков
― Я еще раз повторю, что речь идет шире, чем просто о ПАРАНСе. Дело в том, что ровно то же самое произошло с Андреем Нечаевым, с его партией «Гражданская инициатива». Я просто, что называется, в теме, я знаю, что штаб и в Магадане и в Костроме собрал совершенно реальные, живые подписи – там нет ни одной сфальсифицированной подписи, — и как всегда всё натолкнулось на так называемые «ошибки в оформлении». То есть у нас в законе написано, что кандидат, партия должны собрать подписи граждан в свою поддержку, а на самом деле выясняется, что кандидат, партия должны не собрать подписи граждан в свою поддержку, а представить документы, соответствующие засекреченной базе ФМС. Но тогда в законе и надо писать, что кандидаты в партии, которые хотят участвовать в выборах, должны предоставить подписи, соответствующие засекреченной базе ФМС.

Как я уже упоминал, «Родина» в ряде регионов снята, еще ряд партий. То есть речь идет шире, чем о ПАРНАСе, речь идет о том, что как федеральные власти, так и региональные власти исключают любую опасность и любую конкуренцию, и для этого существует огромный арсенал, один из которых я только что описал. Это несоответствие между сданными реальными, живыми подписями и либо базами миграционной службы, которую никто в глаза видеть не может, а если попытается, то его посадят как Пивоварова за якобы попытку покупки персональных данных; либо вторая отличная такая технология, когда какой-то дядя Ваня или тетя Маша, имеющие лицензию графологов, садятся в закрытой комнате и произвольно решают, что вот эта подпись подлинная, а это фальшивая. Доказать в суде, как показывает практика, это невозможно.

Поэтому, к сожалению, несмотря на всю риторику, что выборы теперь будут честными, о том, что выборы будут легитимными и конкурентными – риторика сама по себе, а жизнь сама по себе. В жизни ничего не меняется. Там, где оппозиция, как бы она не называлась, подчеркну, представляет угрозу правящей группе или партии, ее не допускают до выборов повсеместно.

Второе. Важный вопрос, Татьяна, который вы сформулировали: зачем заводят дела? Это очень важный вопрос, потому что очень важная тема. Дела заводят с прицелом на будущее. В чем смысл этих дел? Надо отбить охоту у людей собирать подписи за оппозиционных кандидатов. Надо отбить охоту у людей ввязываться в политику. Потому что ведь сейчас -уголовка за всё. Ты собираешь подписи как сборщик – ты можешь попасть в тюрьму. Ты чего-то там неправильно оформил – ты можешь попасть в тюрьму. Ты чего-то там неправильно сагитировал – ты можешь в лучшем случае получить штраф, а в худшем – попасть в тюрьму.

Поэтому эти дела заводятся профилактически, на будущее, потому что в будущем году выборы в Госдуму. Возвращены 225 одномандатных округов. Согласно закону о выборах можно идти теперь не только от партии, но и самовыдвиженцем, то есть собирать подписи. Так вот, для того, чтобы не допустить в будущую Государственную думу лидеров оппозиции через подписи, через сбор подписей, заводятся эти самые уголовные дела — чтобы неповадно было. Потому что Леонида Волкова вряд ли, видимо, испугаешь подпиской о невыезде в Костроме и в Новосибирске. А обычный, рядовой гражданин, у которого семья, дети – если его попросят: послушай, а не пособираешь ли ты нам подписи? – он еще сто раз подумает, а стоит ли ему связываться с этим, если он уже знает – в газетах пишут, по радио говорят, по телевизору показывают, — что просто даже за сам факт сбора подписи, если ты, не дай бог, где-то сделаешь ошибку, тебя могут в кутузку потащить. Вот для чего это делается.

Т.Фельгенгауэр
― И это на самом деле возвращает нас к разговору об экономике. Да, я поняла, что люди готовы пока еще потерпеть, потому что вот сказал… начальству верят, Путин пообещал. Но ведь люди ходят, каждый день видят, как меняется курс, и то, что происходит последние несколько дней, последнюю неделю – это же просто… тут уж надо быть слепым, глухим… и я не знаю, совсем уж…

В.Рыжков
― Идет обвал рубля, соответственно, обвал экономики, соответственно, обвал бюджета. Соответственно, мы уже сейчас можем твердо говорить… во-первых, я обращу внимание на то, что… я, Татьяна, не успеваю в течение дня следить за этим крахом, — но курса 70 не было с 98-го года, то есть мы рухнули в самые, что ни на есть лихие 90-е, то есть рубль так никогда еще не обесценивается.

Во-вторых, я не поленился и посмотрел, Татьяна, две цифры. Прошу их просто внимательно сейчас всем воспринять и запомнить. Я посмотрел: Госкомстат – какая была средняя зарплата в Российской Федерации в пересчете на доллары до Крыма и до начала кризиса. В декабре 2012 года, вы знаете, какая?
Т.Фельгенгауэр
― Какая?

В.Рыжков
― В декабре 2013 года, то есть за три месяца до Крыма и до начала санкций и кризиса средняя заработная плата в Российской Федерации достигала рекордного уровня – 1200 долларов США. Знаете, по состоянию на июль 2015 года, два года спустя, сколько составляет средняя заработная плата в Российской Федерации? 500 долларов.

Т.Фельгенгауэр
― Да, я так и предполагала, что раза в два.

В.Рыжков
― Понятно, что люди покупают капусту в рублях и люди платят ЖКХ в рублях, и люди в основном несут расходы в рублях. Понятно, что в рублях доходы упали не так катастрофически. За год, если считать июль к июлю, этот год к прошлому году – они упали от 7 до 9 процентов в реальном исчислении. Но все-таки согласитесь, что в глобальной экономике падение средней заработной платы с 1200 долларов до 500 – это колоссальное падение. И вот тот обвал рубля, который сейчас идет… А сейчас идет просто вот… Татьяна, мы сейчас сидим в студии в этот «черный понедельник» — валится все: валится рубль, валится фондовая биржа…

Т.Фельгенгауэр
― Валится нефть.

В.Рыжков
― Валится нефть и так далее. За нефтью повалится газ. За этим всем повалятся доходы бюджета, потому что у нас бюджет рассчитан, если я не ошибаюсь, на 56 или на 57 долларов в этом году, а она сейчас продается на фьючерсах – Brent в Лондоне продается уже за 43.

Т.Фельгенгауэр
― Даже ниже, ниже 43-х – вот в 16-47 сообщение ТАСС:Brent упал ниже 43 долларов.

В.Рыжков
― Когда идет крах, то нужно смотреть каждый час, потому что все это в динамике идет. Поэтому, что я могу сказать, какие последствия будут. Первое: население еще больше побежит в доллар, потому что, ну как можно иначе сберечь свои деньги? Представляете, кто-то держал деньги в рублях, например, в декабре 12 года, и тогда это было 1200, а сейчас та же самая сумма – это 500. Сколько люди потеряли? В два с лишним раза потеряли просто на курсе. Поэтому первое последствие: люди побегут сдавать рубли на доллары – это очевидно. То есть они этим самым еще будут сильнее давить на рубль.

Второе последствие – это то, что нужно ждать нового скачка цен, потому что мы по-прежнему очень сильно зависим от импорта и по продовольствию и по лекарствам, и по бытовой технике, и по бытовой химии, да проще сказать, по чему мы не зависим. По картошке не зависим, по всему остальному – зависим. Поэтому надо ждать очередного скачка цен с лагом в два-три месяца после сегодняшнего обвала. Дальнейшее падение доходов бюджета, дальнейшее падение доходов людей, потому что пересчитайте вашу зарплату, допустим, неделю назад и пересчитайте ее на сегодняшний курс – вы увидите, что ваша реальная зарплата уменьшилась реально на какое-то количество процентов.

Поэтому это, действительно, крах, это обвал. И самое печальное в этом, что, я боюсь, что это еще не последний обвал. Я думаю, мы успеем поговорить после перерыва. Но начну сейчас. Потому что никаких факторов остановки экономики нет. Если вы посмотрите: товарооборот сокращается, строительство сокращается, импорт сокращается, реальные доходы сокращаются. И, самое главное – прямые инвестиции в экономику тоже сокращаются. То есть ни одного фактора экономического роста на сегодня не существует.

Т.Фельгенгауэр
― Делаем перерыв несколько минут, и особое мнение Владимира Рыжкова продолжится.

Т.Фельгенгауэр

―Продолжается программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. В гостях у меня политик Владимир Рыжков. Нас тут уже, Владимир Александрович, начали обвинять в том, что мы сеем панику, ужас и кошмар…

В.Рыжков
― Мы сеем панику?

Т.Фельгенгауэр
― Да. Что все будет только хуже.

В.Рыжков
― А не те, кто довели экономику до краха? Это вот они сеют панику, а мы всего лишь как зеркало отражаем то, что они делают.

Т.Фельгенгауэр
― Так они нас постоянно убеждают, что все будет хорошо.

В.Рыжков
― Дело в то, что…вот я могу сказать в этом эфире самые добрые слова о Владимире Милове, вот к примеру. Человек, который просто на моих глазах в году 2003-2004 на Алтайском экономическом форуме зимой в Белокурихе показывал графики добычи сланцевой нефти в США, которые напоминал траекторию взлета ракеты «Протон» и говорил: «Вот видите, что происходит? Мировая экономика кардинально меняется. Появляются огромные новые источники энергоносителей: сланцевая нефть, сланцевый газ». И это происходило ровно в то время, когда Миллер, глава «Газпрома» говорил, что нефть будет стоить 300, ну и газ, соответственно, будет стоить гигантские деньги, и обещал, что капитализация «Газпрома» достигнет 300 миллиардов долларов. Сейчас она меньше 100 намного, понимаете? То есть надо было слушать, видимо, специалистов независимых, которые предупреждали.

Или в этом году Владимир Милов делал тоже у нас на Алтае доклад и говорил о том, как меняется мировой энергетический рынок и как все большую долю занимают нетрадиционные источники энергии: всякие там ветряки, Солнце и так далее. То есть все больше и больше. Плюс Иран сейчас выходит на рынок. То есть было ясно.

Плюс смотрите, что происходит с китайской экономикой. Когда Китай начало лихорадить месяц-два тому назад, уже тогда все специалисты спокойно, без всякой паники сказали, что, скорей всего, Китай будет замедляться. Если Китай будет замедляться, меньше будет спрос на газ, на нефть. Если меньше будет спрос на газ на нефть — и Европа замедляется, а в Америке идет энергетическая революция – то не будет нужно столько нефти и газа, которые привыкла продавать Россия. При чем тут мы? При чем тут я? Есть специалисты, которые лет 10-12 предупреждали, что мировой рынок энергетики меняется, и Россия должна к этому готовиться. Вместо этого, что делала Россия? Кричала, что мы сверхдержава энергетическая, что нефть и газ будут только дорожать, никуда эти гады он нас не денутся… В итоге «Газпром» уже треть рынка потерял за несколько лет в Европе и продолжает терять дальше.
Поэтому дело не в техлюдях, которые говорят правду, как мы в этом эфире сейчас, а дело в тех людях, которые не хотят эту правду слышать по каким-то причинам, люди, которые прозевали, люди, которые просто преступно прозевали изменения в мировой энергетике, изменения в мировой экономике; люди, которая наращивали госсектор… У нас госсектор больше 50% ВВП в России. У нас доминируют гигантские государственные монополии, государственные корпорации совершенно неэффективные. У нас не защищена собственность. У нас десятки тысяч предпринимателей сидят по тюрьмам. У нас огромный отток капитала в силу всего этого.

Так кто сеет панику? Те люди, которые создали неэффективную экономическую модель или те люди, которые тыкают их как собаку, нагадившую на коврике носом в это? Поэтому я отвергаю обвинения в том, что мы в этом эфире сеем панику.

И более того, я хочу предупредить всех, кто нас слышит, что, друзья, если все будет оставаться, как есть, а именно: такая монополизация экономики, такая неэффективность госкомпаний, госмонополий, такие постоянно растущие издержки, такой произвол правоохранительных органов; такое раздутое, неэффективное государство, как у нас сейчас;такая конфронтация с тем же Западом, которая отрезала нас от финансов и от современных технологий, если все будет продолжаться – опять-таки я не нагнетают панику, я предупреждаю – то мы увидим до конца года еще одно ослабление рубля, мы увидим до конца году ухудшение основных макроэкономических показателей и дальнейшее падение жизненного уровня наших людей. Я не нагнетают панику -я просто показываю причины и следствия.

Т.Фельгенгауэр
― Это возвращает опять и опять нас к вопросу: почему люди будут это терпеть? Вот почему?

В.Рыжков
― А кто сказал, что они будут терпеть?

Т.Фельгенгауэр
― Потому что вы сказали в начале эфира.

В.Рыжков
― Я сказал, что люди пока терпят. Но то, что люди терпят на сегодня… Какое у нас сегодня число? 24 августа. Если они терпят на 24 августа 2015 года снижение своей средней зарплаты сравнительно с 13-м годом в два с лишним раза, если они терпят огромную инфляцию в магазинах на зубную пасту и на лекарства, это не означает, что они будут вечно это терпеть. Пока они верят, потому что верят начальству. Люди как рассуждают: вот пришел Путин 15лет назад – жизнь стала резко улучшаться, действительно. Рекорда достигли на декабрь 12-го года. Действительно, рекордные доходы, никогда такого не было нетолько в советской, постсоветской истории – вообще в российской истории так хорошо не жили никогда. Ну, по разным причинам. Люди верят: ну, сделал же человек. Люди помнят кризис 8-9-го года. Ведь справился же человек…

Т.Фельгенгауэр
― Но кризис 8-9 года был все-таки не таким, как нынешний кризис, давайте будем откровенны.

В.Рыжков
― Так еще и времени столько не прошло. Тогда тоже был спад экономики, я напомню, в 9-м году почти на 9%. Но тогда, кстати, доходы людей не упали, потому что тогда был маневр и резервы очень сильно стали тратить на зарплаты и на пенсии. Пенсии подняли кардинально на фоне кризиса. А сейчас немного другое. Сейчас, во-первых, люди уже реально потеряли процентов 9 в своих доходах. Более того, у нас впервые за несколько лет – у меня даже график есть – у нас номинальные доходы стали падать, то есть то, что в ведомостях вписано – даже это стало падать.

И самое страшное в этом кризисе, Татьяна, то, что он похоже структурный по двум направлениям. Он структурный, с точки зрения мировой экономики, которая замедляется и происходит энергетическая революция, и он структурный внутри страны, потому что та модель завышенных издержек госкорпораций и госмонополий, и раздутого государства – она перестала работать. То есть у нас получается, что в мире плохо – и у нас плохо. Поэтому очень большая вероятность – я сейчас ключевую вещь скажу – что мы и наш президент Владимир Путин оказались, вообще, в ситуации, в которой ни мы, ни он никогда не были. Что я имею в виду? Все 15 лет, что он был у власти, либо был рост, либо короткий кризис. И впервые может получиться так, что кризис длительный и никакого роста нет – наоборот, длительный спад. Вот в такой ситуации ни он, ни страна еще не жили.

Т.Фельгенгауэр
― Ну и страна еще не жила с Крымом при нем, давайте честно…

В.Рыжков
― А Крым – это дополнительная гиря, которая тащит вниз, потому что… расходы плюс санкции. Там по-разному. Сергей Алексашенко считает, что это гиря не тяжелая. Кто-то считает, что по совокупности довольно тяжелая гиря. Я не знаю, по-разному можно оценивать. Но факт то, что мы впервые можем оказаться, когда кризис длительный, глубокий, а люди уже привыкли к тому, что жизнь постоянно улучшается.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу – пока терпят. Но, когда боль от экономических, социальных утрат перейдет в боль политическую, в недовольство – я не знаю, я не Нострадамус, я не знаю. Тут Павла Глобу можете позвать – он подскажет вам что-то. В октябре там Венера встанет над Юпитером, между ними пролезет Луна и рейтинг рухнет…

Т.Фельгенгауэр
― Сатурн в третьем доме…

В.Рыжков
― Я не берусь прогнозировать, но я прогнозируют твердо только одно – что, скорей всего, похоже, кризис будет длительный и, скорей всего, поддержка начнет падать, потому что не может быть так вечно, что люди живут все хуже, а власть любят все сильнее.

Т.Фельгенгауэр
― Фактор Украины?

В.Рыжков
― По-моему, он уже перестал работать, потому что перекормили уже Украиной. Уже полтора года страна «жует» украинскую тему. Ну, сколько можно одно и то же? Эти обстреляли…, эти обстреляли…, там отключили, здесь отключили… туда батальон, сюда батальон…

Т.Фельгенгауэр
― Сегодня и для России и для Украины – то все-таки тема актуальная…

В.Рыжков
― Для России – это кошмар…

Т.Фельгенгауэр
― И вот сегодня в Украине День независимости, и президент Украины Петр Порошенко очень жестко выступил сегодня.

В.Рыжков― Да. Для России это просто кошмар, потому что у нас и так все плохо. У нас доходы федерального бюджета на 55% зависят от экспорта нефти и газа. Все плохо. То есть «Газпром» теряет рынки, нефть дешевеет. Значит, приток денег в страну сокращается. И на этом фоне у нас еще конфронтация с Украиной, конфронтация с Западом и санкции. Врагу не пожелаешь такого сочетания.
Поэтому фактор Украины для общественного мнения, мне кажется, теряет свое значение, а вот для руководства страны, мне кажется, значение только растет. Потому что, чем больше мы находимся в этом конфликте, чем больше мы теряем из-за этого реноме, деньги, репутацию, инвестиции, тем тяжелее становится положение дел в стране. Но как выходить,никто не знает, потому что ну уже всё… все авансы сказали: «мы никогда…», «мы ни за что…», «мы не пяди…» и так далее. И в итоге такая ложка получилась, то есть мы не можем – ну не мы, а наше руководство, — не может оттуда никак отступить, а издержки этого растут с каждым днем.

Т.Фельгенгауэр
― Про руководство и окружение Владимира Путина. Тут как-то неожиданно в РЖД сменилось руководство. Много говорили про Владимира Якунина, что да, уйдет, не уйдет, он там недоволен тем, недоволен этим… Сегодня вот «Ведомости» пишут, что он в очередной раз что-то сказал про субсидии, и что они ему очень нужны…И президент ему ответил: «Ну и уходи» и он, собственно, ушел. Вот, насколько это важная история, и увидим ли мы Владимира Якунина, может быть, в политике?

В.Рыжков
― Я считаю, что это важная история, потому что она показывает то, о чем я уже успел сказать – она показывает, что эта модель, когда есть огромные компании, которые проедают бюджет и приносят убытки – эта модель перестала работать. В конце концов, они приходят к Владимиру Путину – мы знаем, что помимо Владимира Якунина приходил Игорь Сечин, приходили руководители ВТБ, других структур и просили денег. А у него, в конце концов, откуда деньги-то? У нас, я напомню, что на пике, до кризиса 8-го года резервы были грубо 600 миллиардов долларов. Сейчас – 360. И они продолжают таять. И, если кризис будет затяжным, а он будет затяжным, потому что внутри же ничего не меняется – ни внутренняя политика, не экономическая политика, никаких перемен – деньги будут проедаться.

А эти люди приходят и говорят: «Дай денег, дай денег…» Ну, президент видимо спрашивает: «Слушай, а почему, когда ты стал президентом компании, она приносила прибыль. Ты 10 лет ей руководишь – она начала приносить огромные убытки? А ты не можешь там у себя в хозяйстве как-то сделать, чтобы хотя бы не то что прибыль – бог с ней – хотя бы убытки, чтобы не приносила?» Видимо, уже не могут. Поэтому для меня эта история с Владимиром Якуниным – это тоже признак более широкой картины нарастающих экономических, финансовых трудностей, более широкой картины того, что то, на что опиралось государство последние годы, перестает уже не то что приносить прибыль, а создает все больше и больше проблем.

И, я думаю, что этот новый руководитель, который сейчас пришел на РЖД, я практически уверен – я там под столом не сидел, — но я практически уверен, что ему поставлена задача: «Знаешь-ка, друг, давай-ка оптимизируй — сокращай издержки, наводи порядок, добейся того, чтобы РЖД хотя бы не приносило убытки и не стояло с протянутой рукой у Кремля и Минфина и не просило денег на свою поддержку». Так что история с Якуниным – это отражение общего нарастающего кризиса во внутренней политике и в экономике.

Т.Фельгенгауэр
― Спасибо большое! Это было особое мнение Владимира Рыжкова.

Эхо Москвы

24 августа 2015

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Август 2015 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 26 27 28 29
30 31          
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков