Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Владимир Рыжков: Когда в стране наступает диктатура, каждый человек должен сопротивляться

 

Владимир Рыжков, один из лидеров единственной по-настоящему оппозиционной партии в России РПР-ПАРНАС в конце июня-начале июля приехал в Барнаул как организатор  XX-й ежегодной международной политологической конференции "Россия 2013: реакция, стагнация, перспективы модернизации" (состоялась 29-30 июня 2013 года). Кроме конференции, Владимир Рыжков занимался делами алтайского отделения РПР-ПАРНАС, провел личный прием граждан, а также ответил на  вопросы журналистов.  

- Год прошел с момента нашей предыдущей беседы – что изменилось к лучшему, что к худшему? Год назад ты предполагал (интервью с Владимиром Рыжковым «Сейчас Россия больше готова к переменам, чем 20 лет назад», как один из вариантов развития ситуации, что Путин пойдет на уступки. Он не пошел. Ситуация стала только хуже?

- Ситуация резко ухудшилась. Причем, по всем показателям. Если говорить об экономике, то все, что интересует простых людей – все стало хуже. Инфляция начала снова расти. В этом году она будет больше, чем в прошлом. Тарифы монополий тоже продолжают расти. Нет экономического роста. В этом году за 5 месяцев экономика России выросла меньше, чем на 1 процент. Не говорю про Китай, про Индию, которые нас всегда опережают в последние годы, но даже США, со всеми их проблемами, растут быстрее нас…

- Причем, это те Китай и Индия, которым мы когда-то помогали, и тот Китай, где еще недавно велосипед считался символом достатка…

- Да. Даже США сейчас растет быстрее, чем Россия. У них 3 процента. Это немного казалось бы, но у них и экономика в десять раз больше нашей. И если они растут на три процента, а мы на один, то они растут в 30 раз больше, чем мы, они отрываются еще дальше от нас. И люди это чувствуют на себе: цены растут, а доходы-то не растут. Жизнь становится хуже. Зато чиновникам повышают зарплаты в 2,6 раза! А еще идет девальвация рубля: три года назад доллар стоил 29 рублей, а сейчас 32. Андрей Нечаев, бывший министр экономики, и Сергей Алексашенко говорят, что может быть к концу года 34 рубля за доллар. Это большая девальвация, которая уже бьет по карманам людей.

- Рубль может рухнуть совсем? 

- Не думаю. Все же есть большие резервы. И цена на нефть стабильная. Но девальвация рубля означает рост цен. Лекарства, бытовая техника, да почти все у нас импортное, от машин до носков. Зарплата и пенсии «худеют» в долларах. Инфляция растет со всех сторон – и через рост цен и тарифов, и через девальвацию рубля

Экономика ухудшается. Не случайно Путин устраивает одно за другим совещания по экономике: как ускорить рост, и т.д. Ничего не получается. Деньги бегут из России. В прошлом году «убежало» 80 млрд долларов – это полторы Олимпиады. В этом году за первый квартал «убежало» уже 58 млрд долларов. Это больше денег, чем стоит Сочинская Олимпиада, а она самая дорогая в истории. Бизнес говорит, что работать стало невозможно: правительство подняло социальные налоги в два раза. Полмиллиона частных предпринимателей закрыли свои предприятия. На конференции в Барнауле представители бизнеса говорили, что работать невозможно: спроса нет, народ бедный, а тут еще правительство налоги поднимает, силовики лютуют, давят всех. На что жить?

- Если говорить об экономике: в конце советских времен обсуждалась тема «денежного навеса» - неработающих денег, которые лежали на сберкнижках населения и угрожали экономике. Сейчас в государстве огромное количество денег, которые или не работают совсем или работают плохо. Банки всучивают кредиты всем, не глядя ни на что. Чем это может кончиться? 

- Нынешняя ситуация диаметрально противоположная: тогда у народа были огромные сбережения. А сейчас – огромные долги. Нет никакого навеса, есть дыра. Все эти банки – потенциальные банкроты завтра, потому что если народ не сможет отдавать кредиты… Розданы триллионы кредитов, а доходы населения не растут. Люди закредитованы и перекредитованы. Экономисты говорят, что есть перспектива коллапса банковской системы из-за растущих невозвратов по кредитам и плохих активов банков. Вот такая тема сейчас есть.

- А в политике есть хоть какой-то позитив?

- Из изменений к лучшему я бы назвал только одно – мы реально добились возможности строить нашу партию РПР-Парнас. Для меня это важно. С 2003 года по 2012 годы я нигде не мог в выборах участвовать – почти 10 лет! Все было запрещено. Думский округ в Барнауле был ликвидирован, Республиканская партия запрещена. Мы выиграли в Европейском суде, и добились регистрации партии. Впервые за много лет мы приняли участие в выборах и в Барнауле мы сразу прошли барьер и стали парламентской партией. Здесь пока палки в колеса ставят, но по-крайней мере не запрещают по новой. То, что я умею и люблю делать – создавать команды, создавать партийные структуры в регионах – это пока удается делать. Я начал опять активно ездить по регионам – в июне мы были в Пятигорске на большом мероприятии по линии партии, по линии Комитета гражданских инициатив Кудрина ездил в Самару, выступил там и встретился с партийцами, до этого съездил с Касьяновым в Ярославль, провели большое мероприятие. Пару недель назад летал в Хакасию, где мы выдвинули кандидата в президенты Олега Иванова, выдвинули списки от РПР в парламент Республики Хакасия и в городскую Думу Абакана. Я возглавил оба этих списка. Планирую во время этой избирательной компании съездить в Воронеж на выборы, в Вологду, во Владивосток, где мы выдвигаем в мэры Машу Соловьенко.

Позитивная новость в том, что мы впервые за десять лет добились права участвовать в выборах, и мы идем на выборы в 20 регионах. На губернаторских выборах мы выдвинули Алексея Навального – в Москве, Андрея Громова – в Хабаровске. Олега Иванова – в Хакасии. Участвуем в региональных выборах и в местных выборах. В Республике Алтай проводятся выборы в районные советы, и мы участвуем на выборах в четырех районах, рассчитываем, что 4-5 человек от партии мы изберем.

- Один из частых сегодняшних вопросов – имеет ли смысл играть по правилам, которые предлагает власть? В том числе – и участвовать в выборах…

- Да, мне говорят: «зачем вы участвовали в выборах в Барнауле, если у вас один депутат из сорока?». Или – «зачем участвовать в выборах, если все равно фальсифицируют?». В фейсбуке пишут: «Арест Урлашова показал – играть по правилам системы глупо. Надо менять Путина и делать систему заново». Ну давайте, меняйте если кто может! Илларионов писал: «Нельзя участвовать в выборах, это играть с жуликами по их правилам. Надо создавать параллельную власть». Я говорю: «Давайте. Делайте. Чего же вы не делаете?». Я делаю со своими коллегами партию. Плохо или хорошо – но что-то делаю. Если кто-то говорит, что надо сменить Путина, так меняйте. Но если не можете, то другим не мешайте делать то, что они могут делать.

Моя позиция такая: когда в стране наступает диктатура, а она наступает, каждый человек должен сопротивляться на своем участке. По миллиметру, по сантиметру. Не отдавать ни одного миллиметра без боя. А где можно – еще отвоевывать. Как в фильме «Они сражались за Родину». Нас, РПР, закрыли в 2007 году вместе с другими 40 партиями. Но только мы пошли в Европейский суд. Мы продолжили барахтаться, как лягушонок в кринке с молоком. Это была целая история. И в итоге мы выиграли. И изменили сам партийный закон. И теперь мы идем на выборы в 20 регионах – мы не просто обороняемся, мы наступаем. Отвоевываем позиции. Когда мы выиграли в Барнауле, у ЕР был шок. Мы реально получали 10-11 процентов в Барнауле. В Саратове мы на третьем месте по тем участкам, где удалось доказать фальсификации, набрали до 20 процентов в городе, а нам нарисовали один процент. В городе Петровске – до 25 процентов. Народ соскучился по политической конкуренции. Но сильную партию за год не сделаешь. Она как дерево растет. Каждый сентябрь в 20-25 регионах будут выборы. И мы будем наращивать силу. Сейчас у нас 5-6 депутатов по стране. Осенью будет 30-40, а через год – сто. И так возникнет по всей стране новая структура, которая не создана Кремлем, не живет на его средства, ни по одному принципиальному вопросу не идет на сделку с совестью. Надо бороться. Это правильная политика. Все остальное – инфантилизм. Способов всего два – или революция, или эволюция. Я – за эволюцию.

Есть еще идея создания параллельной власти. Но ее ущербность уже подтверждена Координационным советом оппозиции. Оттуда за год из 45 человек ушло десять человек, на днях Ольга Романова ушла. Получилась дискредитация идеи. КС не прибавлял авторитета оппозиции, а убавлял. Я в этом не участвовал, я сразу сказал, что нельзя выбирать орган, если нет ответа - для чего? Они говорили – мы сначала выберем, а потом решим, зачем. Но за год так этого и не решили. Я также говорил – нельзя создавать орган с людьми, которые идеологически не совместимы друг с другом. Что это за образование, где за одним столом нацисты – у них свастика, они «Хайль Гитлер!» кричат, - и либерал Борис Немцов? В итоге за год они не смогли ответить на вопрос, кто они и для чего, не предложили никакой программы действий. Единственное, что они могут – проводить изредка митинги. А мы за этот год РПР как структуру продвигали по всей стране. Находили людей. Вот Анатолий Вытоптов в Барнауле – вот такой (показывает большой палец). Как скала стоит. Он один, но он голосовал за неуд по отчету сити-менеджера Савинцева. Голосовал за альтернативную кандидатуру заместителя главы города. У него есть общественная приемная. Две партии из пяти – наша и ЕР – имеют общественные приемные. И завтра в 14 часов мы вместе с Вытоптовым проводим прием граждан... (о том, как прошел прием граждан в Барнауле – тут).

Вот это единственный позитив. Остальное – сплошной негатив. Неправительственные организации штрафуют, объявляют иностранными агентами – создают им невыносимые условия. Главным способом правления Путина становятся уголовные дела, и главный орган управления – Следственный комитет. Все решается через Следственный комитет. Надо решить проблему Навального – возбуждают уголовное дело. Надо решить проблему с выборами в Ярославле – арестовывают мэра Урлашова. Идет наступление на права детей, на неправительственные организации. В Барнауле Фонд социальной поддержки гражданских инициатив Сергея Андреева попал под прокурорские проверки и выемки документов. Ассоциация «Голос» уже фактически запрещена в Москве.

В целом мы видим, что власть еще больше давит на людей и ситуация ухудшается как с точки зрения свободы, так и с точки зрения экономики. 

- Одна из самых шумных акций власти – законы о запрете пропаганды гомосексуализма. Для чего это? Отвлекающий маневр для публики, чтобы какую-то часть энергии потратили или уже истероидное состояние власти? Пропаганды-то нет – что запрещать?

- Власть решает одну задачу – остаться у власти. Все ее действия посвящены только этому. Эту задачу Путин решает каждый день. И он вбрасывает те темы, которые популярны в народе. По опросам у нас 80 процентов ненавидят гомосексуалистов – хотят, чтобы их сажали, и т.п. Большинство народа реально злобно относится к этой теме. И когда Путин и ЕР вносят такие темы, они получают популярность. Это дешевая популярность. Можно и карту ксенофобии разыграть. Это игра на самых низменных чувствах, игра на стравливание, игра, разрушающая общество и государство…

- Ставка на дерьмо в человеке…

- Да, на дерьмо в человеке. Это ставка на ненависть. Успехов в экономике нет. Вот ракета упала «Протон-М». Успехов в спорте нет. Успехов в науке нет – да еще и Академию наук разгоняем. Нигде и ни в чем успехов нет. На таком фоне, чтобы поддерживать популярность, остается только одно – бороться с Америкой, искать внутренних врагов, обвинять во всем гомосексуалистов.

Формально Путин делает то, что нравится народу - по опросам от 60 до 80 процентов народа поддерживает и борьбу с гомосексуализмом, и цензуру в интернете, и запрет иностранных агентов. Но на самом деле Путин этим разжигает социальную рознь в стране. Натравливает одних на других. Натравливает на более либеральных, свободомыслящих, современных – на тех, на ком должен держаться прогресс. Мракобесие на каждом шагу. Вот мой друг Марат Гельман, известный галерист. Лет пять назад я сказал, что проект Гельмана по продвижению Перми – неудачный: холодный город на Каме, какое там современное искусство? Я не верил, что Гельман сможет там что-то раскрутить. Он на меня обиделся. Потом я приехал в Пермь. И обалдел… Гельман взял половину здания Речного вокзала, которое в три раза больше нашего, отремонтировал, сделал там шикарный музей современного искусства, мирового уровня. Я ходил, открыв рот - такого нет и в Москве. Поставил по городу авангардные скульптуры. Сделал фестиваль «Белые ночи на Каме» - Пермь на широте Петербурга и в июне у них по ночам светло. Привез на фестиваль Гребенщикова, Земфиру, «Чайф», устроил выставки. По 100-200 тысяч человек в день приходило на мероприятия фестиваля – с детьми! Он вывел Пермь на третье место в России по упоминаемости как культурную столицу – после Москвы и Петербурга! Так его теперь сожрали: запретили выставки, уволили, прислали Следственный комитет… Что бы ни случилось, у нас везде Следственный комитет. Все, что должно развивать страну – все под прессингом Следственного комитета. В такой ситуации нельзя ждать развития. Если страной управляют через Следственный комитет, то люди будут разбегаться.

Главный итог года – все остановилось, народ и деньги бегут. Уже даже не только в коррупции дело. Для развития люди должны спокойно работать, а не думать, придут за ними завтра или нет, как Гуриев. К ректору экономической школы приходят следователи и изымают личную переписку с gmail’а за пять лет, проводят обыск в офисе. А он экономист, член президентского совета, один из авторов программы правительства. Какой нормальный человек будет работать в такой стране? Он взял и уехал…

- На конференции в Барнауле была мысль о том, что когда на митинги в Москве выходит 100 тысяч человек, власти проще сделать так, чтобы эти 100 тысяч человек уехали из страны, чем прислушиваться к их требованиям. Нет ли опасности, что вся база - и твоей партии, и оппозиции в целом - просто уедет? Эмиграция уже сейчас, наверное, не меньше, чем в Гражданскую войну…

- С момента распада СССР уехало уже около 3 миллионов человек. Но дело даже не к количестве – уезжают физики, химики, биологи, инженеры, переводчики, бизнесмены, в том числе многие из подвергавшихся в России рейдерским захватам и уголовным преследованиям. У нас, кстати, в тюрьме сидит около 100 тысяч бизнесменов. Каждый восьмой обитатель российских тюрем – бизнесмен. Такого нет нигде. И сейчас народ продолжает уезжать. Метод управления страной через Следственный комитет приведет к новой волне эмиграции. И мы видим это на знаковых примерах – Гуриев, Каспаров…

Теперь что касается последствий. До Гитлера Германия имела самую сильную в мире фундаментальную науку. Самые великие физики-теоретики были немецкие – Эйнштейн, например. Самые сильные химики-теоретики были немецкие. Дальше – пришел Гитлер. И начал тоже с гомосексуалистов, евреев, цыган. Ведущие ученые Германии уезжают. Вместе с Эйнштейном в Америку уехали все ученые с мировыми именами. И фундаментальная наука Германии закончилась навсегда. Прикладные науки у них и сейчас сильные. Но умов масштаба Эйнштейна у них больше нет. Ущерб от гитлеровской диктатуры для немецкой науки оказался невосполнимым.

Из России уехало с начала 90-х годов 20 тысяч докторов наук. Американцы с 30-х годов прошлого века собирали у себя лучшие умы мира, создавали им условия. И из 20 тысяч наших докторов наук две трети осели в США. Тем самым мы, получив в наследство великую советскую фундаментальную науку, потеряли ее за последние 20 лет. По индексу цитирования наша наука отстает от китайцев, индусов, корейцев. Потому и ракеты падают. Вместо того, чтобы правильно собирать ракету, ее кропят святой водой. Это мракобесие. Вера в Бога одно, а кропить ракету святой водой в надежде, что она от этого не упадет – это мракобесие. Христос первый сказал бы: «Вы что делаете?». Тем более, он был сын плотника.

Ну хорошо, товарищ Путин с Бастрыкиным добьются, что у нас уедет еще 100 тысяч человек, которые вышли на Болотную. А это – юристы, экономисты, бизнесмены, менеджеры, молодые ученые. Он что хочет – оставить здесь православно-чекистскую пустыню, где никто не в состоянии будет делать ни локомотивы, ни ракеты, ни машины, ни даже кофемолки? Он этого добьется. У Гитлера это получилось. Не знаю, хотел он этого или нет, но именно это у него получилось: немецкая фундаментальная наука была уничтожена.

Что касается оппозиции – уедет ее база или нет – то тут дело в повестке дня. Если повестка будет узкая – прекратите политические репрессии, реформа избирательного законодательства, и т.д. – то, к сожалению, эти темы волнуют 2-3 процента людей. Но когда оппозиция, и я в том числе, ставит вопросы эффективности управления, прозрачности и подоотчетности власти, быстрого экономического роста и как его достичь, децентрализации ресурсов и развитии регионов – это другая история, под такой повесткой могут подписаться не 100 тысяч человек, вышедших на Болотную, а 100 миллионов живущих в стране…    

Источник: http://gangstabarnaul.livejournal.com/67041.html

16 июля 2013

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Июль 2013 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков