Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Рыжков, Бунтман и Дымарский – в программе «Перехват».

Радиостанция «Эхо Москвы», «Перехват», суббота, 12 января.

Ведущие: Владимир Рыжков, Сергей Бунтман, Виталий Дымарский.


С.БУНТМАН – Сейчас 17 часов, скоро шесть минут. Сергей Бунтман – ведущий в студии. Виталий Дымарский – сейчас мы узнаем бюллетень о состоянии здоровья Виталия Наумовича Дымарского. Виталий, привет!

В.ДЫМАРСКИЙ – Привет, привет!

С.БУНТМАН – У тебя веселее голос, уже нормальный. Может, тебе пора уже на работу выходить?

В.ДЫМАРСКИЙ – Ну, у меня же не голос сломался, а нога.

В.РЫЖКОВ – Рукопожатие у тебя крепкое, Виталий?

В.ДЫМАРСКИЙ – Рукопожатие – крепкое.

В.РЫЖКОВ – Ну, ты работаешь с документами, я надеюсь.

В.ДЫМАРСКИЙ – Переломный возраст оказался.

С.БУНТМАН – Ответить должен был: «Это же рукопожатие, а не «ногопожатие» крепкое».

И, Владимир Рыжков – наш специальный гость, действующий политик, который будет в таком качестве давать нам политическую оценку, как действующий политик тому, что мы станем перехватывать. Владимир Рыжков напряженно работал с документами, со свежими газетами. И здесь у тебя еще какое-то досье…

В.РЫЖКОВ – Это про разные темы, которые мы будем обсуждать.

С.БУНТМАН – Ты знаешь, что Виталий Наумович Дымарский работал с документами очень серьезно.

В.ДЫМАРСКИЙ – Я работал в основном с документами журнала «Дилетант» первого номера.

С.БУНТМАН – А, понятно.

В.ДЫМАРСКИЙ – Ну, конечно, слушал новости и составлял некоторое представление о том, что творится.

С.БУНТМАН – Это понятно. Это ответ из области: «я учил». Но, я знаю, что у тебя есть, что сказать. Так как у нас грядет от преемников Владимира Рыжкова в Государственной думе, которую он покинул достаточно давно. А теперь там заседают интересные ребята, которые хотят распространить запрет на усыновление, например, на весь Евросоюз. При этом ссылаются у нас «Ну, а как же! Там же тоже не дают никого усыновлять».

В.ДЫМАРСКИЙ – Вы знаете, я обнаружил это в Фейсбуке – как многое теперь, вообще обнаруживается в Фейсбуке – небезызвестный Коля Злобин в своем Фейсбуке процитировал депутата Евгения Федорова, который дал интервью ИТАР ТАСС, где заявил о том, что в большинстве стран Евросоюза есть запрет на усыновление детей. И что это одно из условий вступления в Евросоюз: что, если ты разрешаешь вывозить своих детей, то в Евросоюз тебе дорога перекрыта. И Коля, удивленный, сидя у себя в Вашингтоне, спрашивал у своих друзей по Фейсбуку, правда ли это? И где это вообще можно проверить? Пришлось проверить.

Ну, это чистая, конечно, ахинея, полнейшая ахинея. Вообще, смешная постановка вопроса, здесь полное нарушение логики. Большинство стран запрещает, и вообще, нельзя с этим в Евросоюз. А меньшинство тогда как попало в Евросоюз? Те, которые разрешают? Даже по этой логике… Дело даже не в этом, просто существуют международные, даже не только национальные законодательства, но международные. Как известно, международные законодательства выше национальных в нормальных странах. Кстати, в России тоже, по Конституции. Согласно международным конвенциям, в частности: Международная конвенция о правах ребенка, Гаагская конвенция – везде нарисованы, обрисованы и оформлены, если хотите, процедуры, так называемого международного усыновления. Международное усыновление – просто есть такое термин. По-французски он звучит: L'adoptioninternationale. Не обязательно усыновление – может быть и удочерение. Но у нас нет одного слова на оба этих процесса…

В.РЫЖКОВ – Применяются оба, да.

С.БУНТМАН – Ну, будем называть это обобщенно усыновлением. Так вот, существует прописанная процедура международного усыновления. Причем, очень интересно, что надо признать, что все страны очень к этому скрупулезно относятся и очень внимательно к этому относятся, считают эту процедуру очень важной и серьезной.

В.РЫЖКОВ – Речь идет о судьбе ребенка.

В.ДЫМАРСКИЙ – Конечно, речь идет о судьбе ребенка, который к тому же выезжает за пределы страны. Поэтому там предусмотрены определенные правила, как должны себя вести усыновители, как себя должны вести власти страны усыновителей, как себя должны вести власти страны – там, где усыновленный ребенок находится – и это все прописано. Что интересно, что во всех этих международных документах существует одна фраза, с которой это все начинается, и которой все, собственно, и заканчивается. Она очень хорошо ложится на то, что у нас сейчас происходит. Есть фраза обязательная: что бы то ни было, существует примат интереса ребенка – это самое главная международная договоренность, если хотите. Существует примат интересов ребенка.

С.БУНТМАН – Насколько я понимаю, Виталий, Володя, это следствие – примат интересов ребенка – того, что в конституциях нормальных стран, включая нашу конституцию, есть примат интересов человека, гражданина. В чем была последняя наша Конституция, которая была написана: не примат государства, не примат его политики – я правильно понимаю?

В.РЫЖКОВ – Абсолютно так, но в случае с ребенком это еще стократ значимый принцип, потому что взрослый человек, как правило, может постоять за себя.

В.ДЫМАРСКИЙ – А ребенок – нет.

В.РЫЖКОВ – Он правоспособен, он может оспаривать в судах, он может прийти в Конституционный суд. Ребенок беззащитен. Тем более, если это ребенок в детском доме, ребенок-инвалид и так далее, и в этом смысле примат прав ребенка, он в каком-то смысле выше, чем даже права просто гражданина, потому что он беззащитен.

В.ДЫМАРСКИЙ – Да. Володя, можно я добавлю еще одну вещь? Что, вообще, из этого вытекает? Бывают ситуации, судебные инстанции – те, которые, как бы, решают вопросы эти, должны этим руководствоваться. Что, если даже национальное законодательство в каких-то своих пунктах не совпадает с интересами ребенка, то все равно интересы ребенка имеют приоритет над национальным законодательством, над этими пунктами. То есть, вот этим надо руководствоваться. Кстати, интересная еще одна вещь – и я закончу с этим – эту международную конвенцию о правах ребенка подписали 89 участников. Россия подписала, но не ратифицировала. Три страны подписали, но не ратифицировали. Это Россия, Камбоджа и Непал.

В.РЫЖКОВ – Такая компания.

С.БУНТМАН – Ну да.

В.ДЫМАРСКИЙ – Почему Камбоджа, понятно, между прочим.

В.РЫЖКОВ – Я хочу еще к этому добавить, что вчера, по-моему, школьница, десятиклассница из Ростова Наташа Писаренко обратилась с открытым письмом к президенту России Владимиру Путину. Письмо это опубликовано, в том числе и на сайте "Эхо Москвы", и широко обсуждается в интернете – где она, мне кажется, обращает внимание на важнейший аспект этой проблемы, применительно к запрету усыновления-удочерения. Она пишет о том, что она, к сожалению, незрячая, но сейчас ее ждет медицинская процедура в США, где есть шанс, что ей восстановят зрение. Она обратилась к Путину, пишет, что среди детдомовских детей есть дети-инвалиды, которые живут очень мало, в силу врожденных заболеваний. В лучшем случае, доживают до 20 лет, после чего умирают. И одна из главных причин – этим детям необходима современная медицина, которой в России нет.

И Наташа рассказывает свою историю, что ей долго в России даже диагноз не могли поставить. То есть не могли определить, в чем причина ее незрячести. После чего в Германии и в США их медики установили, что у нее есть генетическое заболевание – дефект гена, которое можно лечить. И она обращает внимание на то, что этот запрет, который сейчас введен на усыновление, удочерение в США, где самое современная в мире медицина, обрекает тысячи детей- инвалидов на то, что они останутся больными и, как она пишет прямо Путину, обрекают их даже на преждевременную смерть. И в этом смысле то, что говорил Виталий Дымарский, что примат ребенка – абсолютная максима отношения к этой теме. То, что у нас сейчас сделано, выглядит абсолютно вопиющим, потому что в России просто нет медицины, которая в состоянии помочь этим детям.

С.БУНТМАН – И вот, кстати, когда две вещи у нас прояснились за последние дни окончательно, в связи с происходящим вокруг закона о запрете усыновление. Первое: это позиция доктора Рошаля. Он – «за». Я еще раз повторю, для тех, кто не слышал, для тех, кто неправильно понял – Он за указ об усыновлении, который последовал за законом. Его образ того, что Диме Яковлеву надо поставить памятник народный – это образ того, что заинтересовались этой проблемой – дай бог. Но он против запрета на усыновление американцами, потому что до этого и система медицины и усыновление и бессемейных детей, забота о них должны быть установлена и тогда можно - извините меня – пижонить.

Второе: письмо челябинского мальчика. Говорили и кричали, что провокация, журналисты придумали. Журнал этого мальчика, его социальные сети показывают, что он был абсолютно намерен быть в той семье, в Вудстоке, в Соединенных Штатах. Еще второго декабря обращался к руководству Российской Федерации, чтобы ускорить этот процесс. Еще до всех этих историй.

В.РЫЖКОВ – Еще то, что произошло на этой неделе вокруг, так называемого «закона Димы Яковлева», - который я предпочитаю называть «антидетским законом» или «законом подлецов», что достаточно точно его характеризует – это то, что российские власти продолжают упорствовать в своем стремлении обязательно, чтобы он немедленно заработал и по всей жесткости. На этой неделе прошла информация, что якобы соглашение проработает еще один год – то соглашение с Соединенными Штатами, которое вступило в ноябре в силу, и которое теперь де-факто денонсировано Российской Федерацией, но потом последовали дополнительные разъяснения, что это соглашение с США будет действовать только в части тех детей, которые уже там, в части надзора и контроля, как они там содержатся. Но оно не распространяется на новые случаи усыновления. Это означает, что даже те дети, по которым есть судебные решения…

С.БУНТМАН – Нет. Они уедут – это разъяснение Дмитрия Пескова… Те, которые начаты только, не дошли до суда - то нет.

В.РЫЖКОВ – Я ровно об этом и говорю. И, в этом смысле, несмотря на огромное возмущение, которое у нас в обществе – и, я напомню, что завтра в часть дня на Пушкинской начнется марш за отмену «антидетского закона» и за роспуск нелегитимной Государственной думы – несмотря на возмущение в обществе и мире, которое все нарастает, наши власти продолжают настаивать на этом абсолютно аморальном, жестком, противоречащим всем нашим международным обязательствам, законе.

С.БУНТМАН – Еще последняя вещь, наверное, здесь, что насчет 46 детей, которые все-таки, в конце концов, где нет решения суда, вступающего в силу сейчас – если у них есть такая возможность и договоренность и до суда дело доходит, если им дали такую возможность – это хорошо. Потому что наряду с борьбой против этого закона, наряду с тем, чтобы установить нормальные человеческие правила – вот, как Виталий говорил сейчас. Там подробно, Виталий, прописаны все…, подробно и занудно…

В.ДЫМАРСКИЙ – Абсолютно занудно. Больше того, это довольно сложно. Там есть такие положения, например, что ребенка за границу можно отдать только в том случае, если нет собственных усыновителей и так далее.

В.РЫЖКОВ – У нас процедура тоже не простая. Она годами тянется.

В.ДЫМАРСКИЙ – Да, у нас тоже не простая процедура, только принципиальная разница, что там процедура прописана, а у нас вроде тоже прописана, но еще и коррумпирована.

С.БУНТМАН – Ну, да. То есть, здесь должна быть антикоррупционная защита, защита от дурака, и защита от негодяя. Мне кажется, что две вещи: наряду с тем, что нужно бороться против этого закона, бороться за роспуск Государственной думы, потому что такая Государственная дума невозможна. Я, Володя не знаю, я не политик…. Но при этом то, что можно назвать «Списками Шиндлера», то, что конкретно 46 детей есть, наряду со всеми глобальными делами, есть малейшая возможность, и мы знаем, у кого она была возможность этим детям предоставить возможность. Не использовать ее подлость, использовать нормально. Молодцы, хорошо! Да, такая идиотская система принятия решений, когда все зависит от чиха, от левой ноги. Надо использовать? Надо. Молодец, кто использовал. Дальше: законы, на мой взгляд, эти делаются, чтобы облегчить какую-то абстрактную бюрократическую жизнь, из политических соображений. Не прописывать, как Виталик сказал, а прописать какую-то муть собачью, непонятную – это «законообразные» акты, это не законы. И точно так же, нам намекают здесь на Конституцию. Тоже сделать кое-что хорошее собираются – это с регистрацией. Ну, я не знаю, Виталий, ты про регистрацию слышал, да?

В.ДЫМАРСКИЙ – Слышал, да.

С.БУНТМАН – Ну, и как тебе? Нравится, да?

В.ДЫМАРСКИЙ – Это просто опять же возрастает коррупционная составляющая всего этого процесса миграции, я бы сказал в Россию. У нас нелегалов и так достаточно. Значит, в нелегальную сферу уйдут еще сколько-то людей. Какая выгода от этого? Трудно понять, конечно,. С другой стороны, я вам скажу так – это мое личное мнение – что эти квартиры, конечно, где зарегистрированы по 150 человек – это не дело. Это, безусловно. Так нельзя.

С.БУНТМАН – Это другие… Я опять, возвращаясь к твоим же словам, Виталик.

В.ДЫМАРСКИЙ – Ну, надо все прописывать. Существует процедура для нормального, легального мигранта. А перегибание палки в данном случае, они ударят в данном случае и по законопослушным гражданам, потому что очень многие ищут работу, вынуждены мигрировать – мало ли что происходит. А, в принципе, этот закон…. Кстати, очень интересная такая реакция – я посмотрел на этот закон новый – вызывал поддержку только у таких откровенных националистических сил - эти новые правила регистрации. Это и понятно, это дует в дуду этого движения против незаконной миграции.

В.РЫЖКОВ – Пока Сергей Бунтман и Виталий Дымарский обращают внимание на ужесточение в отношении иностранцев, которые приезжают и регистрируются в так называемых «резиновых квартирах». Кстати, по ходу дела возникает еще один вопрос – мне кажется, закономерный – с какого такого ляду, ФМС регистрирует по 300, 400 человек в этих квартирах? Это же чиновники?

В.ДЫМАРСКИЙ – Конечно! С какого конца начинать?

В.ДЫМАРСКИЙ – Да. С какого конца начинать. И возникает вопрос, что сама Федеральная миграционная служба, которая легализует тем самым эти «резиновые квартиры» - она, что не в стоянии разработать инструкцию, положить этому предел? Поэтому здесь вопрос возникает об ответственности самой ФМС за эти «резиновые квартиры». Но, вы пока не упомянули вторую часть этого закона, которая, намного более взрывоопасная и опасная. Там идет речь о российских гражданах, переезжающих из региона в регион.

В.ДЫМАРСКИЙ – Я и сказал, что, в том числе, для тех, кто ищет работу, мигрирует…

В.РЫЖКОВ – В том числе, например, господин Поставнин – один из бывших руководителей ФМС – называет такую цифру, Виталий, что в Москве от 30 до 40% москвичей де-факто живет не там, где они зарегистрированы. Теперь по этому закону будет налагаться штраф 2-3 тысячи рублей. В том случае, если они прописаны или там – прописки нет, якобы – зарегистрированы в одном месте, а живут в другом месте, они обязаны теперь регистрироваться. Если они постоянно проживают в течении 7 дней в другом месте. Если они временно прибывают в течение 90 дней. Если они не зарегистрировались, то тогда возникают штрафы. Штрафы возникают, как для самих людей, которые живут не по месту регистрации, так и для них, в том случае, если это их собственность, но у них проживает лицо без регистрации – пусть даже если это москвич.

По моим оценкам, в Москве несколько миллионов человек живет не там, где зарегистрированы, либо сдает квартиру тем, кто у них не зарегистрирован и этот закон теперь вменяет в обязанность всем всё регистрировать и показывать. Притом, что это бюрократическая процедура, при том, что вы вписываете в свою квартиру кого-то – это берет у вас время, это берет усилия. Если человек потом съезжает от вас, вы обязаны идти в ФМС и говорить, что он съехал. Плюс, если это, например, женщина и она забеременела – возникают обязанности, обязательства уже по другим законам, что вы не можете ее, даже, если она не платит вам арендную плату, выселить, то есть, там огромное количество проблем. Сейчас люди, чтобы с этим не связываться, в 99% случаев предпочитают не регистрироваться. Или не регистрировать тех, которые там живут. В этом его взрывоопасность. Этот закон всех делает правонарушителями. Я хочу, чтобы вы все это услышали.

С.БУНТМАН – Они бездарности, понимаешь?

В.ДЫМАРСКИЙ – Еще со времен Лужкова у меня все время возникал вопрос: объясните мне принципиальную разницу между регистрацией, которую нам объявляют и пропиской, которую якобы отменили?

В.РЫЖКОВ – Так вот, теперь это делается обязанностью граждан и более того, за это вводятся санкции, штрафы. И, в этом смысле, Сергей, у нас есть вопрос на рикошете, давай зададим вопрос нашей аудитории.

С.БУНТМАН – Готовы ли вы подчиняться требованию, регистрировать арендаторов вашего жилья и регистрироваться самим.

В.РЫЖКОВ – Если вы живете не там, где прописаны.

С.БУНТМАН – Да-да. Причем, внутри региона, я уж не говорю внутри Российской Федерации.

В.РЫЖКОВ – Приехали с Юго-запада Москвы на Северо-запад – значит, на Юго-западе у вас живет какой-нибудь друг или родственник снимает или человек, а вы снимаете у другого; и вам надо его регистрировать, и надо самому теперь регистрироваться.

С.БУНТМАН – Если бы я был высокого мнения о тех людях, которые предлагают такие законы…

В.РЫЖКОВ – Ты сейчас замахиваешься на Владимира Владимировича Путина, потому что этот проект внесен им лично.

С.БУНТМАН - Да, я бы думал, что они лоббисты коррупционной составляющей регистрационных органов. А так как я невысокого мнения о том, почему это, и о продуманности этих законов дурацких, то я не думаю об этом.

Скажите, пожалуйста, если вы готовы подчиниться требованию, регистрировать арендаторов вашего жилья и регистрироваться самим – 660 06 64, если вы не готовы к этому чудесному время препровождению, тогда – 660 06 65. А я очень надеюсь, что у меня заработает голосование.

Если вы готовы подчиняться требованию, регистрировать арендаторов вашего жилья, и регистрироваться самим, а также проживающих у вас детей, родственников. Бабушки, готовы ли вы регистрировать внуков, которые к вам на каникулы приехали…

В.РЫЖКОВ – Или на учебу.

С.БУНТМАН – Да, ну внуку 15 лет. У меня будет включаться. Все! Заработало. Надо крикнуть, вообще. Так, что правы, кто говорит, что нельзя с лаской к этому подходить. Если да – 660 06 64, если нет – 660 06 65. Поехали.

Ну, ты знаешь, в «Маленьком Принце» было тоже, помнишь, когда говорили, какие законы можно принимать, какие нельзя. Есть самые замечательные крутейшие законы…. Вот, сейчас мы посмотрим по результатам голосования, крутейшие законы…, но которые не выполняется.

В.РЫЖКОВ – Да. Ну, вот представь себе, в Москве речь идет о 30-40%, как говорят сами представители власти. 30-40%, которые живут не по месту регистрации. Это что будет? Это будут поподъездные облавы, подомовые облавы, поквартальные облавы? Плюс еще обращают внимание юристы на такую вещь: нужно в течение 90 дней прийти в ФМС и зарегистрироваться, что я вот, переехал, теперь буду здесь жить. А как они докажут, что прошло 90 дней? Ведь, всегда можно сказать, что «вы знаете, неделю назад сюда переехал».

С.БУНТМАН – Послушай, ты же жил при Советском Союзе, ты помнишь…

В.РЫЖКОВ – Я к тому говорю, что это такой простор для коррупции…

В.ДЫМАРСКИЙ – Не только для коррупции. Помимо всего прочего, безусловно, спровоцирует рост цен на жилье и на аренду.

С.БУНТМАН – Конечно, прав Виталик – туда надо закладывать…

В.РЫЖКОВ – Риски все эти, риски штрафов.

В.ДЫМАРСКИЙ – Закладывать риски и те налоги, которые, я понимаю, хотят с тех, кто аренду сдает.

В.РЫЖКОВ – Совершенно верно, плюс поживятся наши «ЖКХашные» конторы, потому что, когда число зарегистрированных – так и хочется сказать: прописанных – возрастает, то во многих ЖЭКах ДЕЗах или еще чего-то там рассчитывают по ртам. Так, чем больше ртов, тем в этом случае может возрасти ЖКХ…

В.ДЫМАРСКИЙ – По шапочкам, как в бассейне…

В.РЫЖКОВ – Да, по шапочкам.

С.БУНТМАН – А потом – действительно, я согласен – как они будут проверять регистрацию?

В.РЫЖКОВ – В Москве 4 миллиона, например людей живут…, 2 миллиона без регистрации. Вот, как они будут...?

С.БУНТМАН – Значит, вся полиция ходит по квартирам и проверяет регистрацию. Друзья мои, пока вы представляете себе эту эпическую картину, мы прервемся на 5 минут, а потом продолжим. Присылайте свои вопросы.

НОВОСТИ.

С.БУНТМАН – Так. Виталий Дымарский здесь, с нами.

В.РЫЖКОВ – Здесь.

С.БУНТМАН – Да, хорошо. Владимир Рыжков. Это перекличка. Наташа Якушева здесь – звукорежиссер? Здесь. Все.

В.РЫЖКОВ – Так точно, как нас учили в армии отвечать. Так точно!

С.БУНТМАН – Я – надо отвечать, когда вызывают. Я – надо отвечать.

В.РЫЖКОВ – Нет. Вопрос был: здесь? Так точно! А вот, если говорят, как мне говорили, сержант Рыжков – я говорил: «Я!».

В.ДЫМАРСКИЙ – Я на все согласен, только не на два шага вперед.

С.БУНТМАН – Это хорошо. Дымарский, который с криками «На Белград!»… Хорошо, друзья мои, я вас понимаю. Володя, Виталий. Здесь у меня просто куча…. «У меня то, у меня сё, а могу ли я провести отпуск у любовницы?» Конечно, если зарегистрируетесь.

В.РЫЖКОВ – В установленном законом порядке.

С.БУНТМАН – В каких отношениях вы находитесь с хозяином жилплощади.

В.ДЫМАРСКИЙ – А представляете, если у любовницы «резиновая квартира»?

С.БУНТМАН – Слушай, а это у тебя от обездвиженности такие мысли тебя посещают всякие, «фантазмы», я бы сказал? Друзья мои, следующим шагом будет закон «об обязательности пускать к себе в квартиру участковых в любое время суток».

В.РЫЖКОВ – Кстати, напрасно люди шутят. В прошлом году в Белоруссии – а мы идем по пути Белоруссии с флагом года два-три – приняли закон, по которому «чекисты» - сотрудники КГБ – в Белоруссии так и осталось КГБ – могут входить в любые квартиры без ордера. Так что, это вполне может быть.

В.ДЫМАРСКИЙ – Скажи мне, пожалуйста. Вот у нас нет такого закона? Они, что – не могут?

В.РЫЖКОВ – Не могут. Без ордера, без санкции не могут.

В.ДЫМАРСКИЙ – Захотят – смогут.

В.РЫЖКОВ – А в Белоруссии уже без ордера и без санкции могут заходить.

С.БУНТМАН – Да, ну у нас прописано – боролись за эту статью закона о полиции – когда можно, когда считать достаточным, когда подозреваешь, что там совершено преступление…

В.РЫЖКОВ – Нет – пока нельзя.

С.БУНТМАН – Но, житье без регистрации, жизнь без регистрации – она становится преступлением. Административным, но преступлением. Получается, я подозреваю, что там живет без регистрации дяденька какой-нибудь или тетенька…

В.РЫЖКОВ – Нет, они не могут войти в квартиру. Если будут облавы, будут ловить у подъездов. Но, я хочу обратить внимание, что уже ФМС говорит о том, что они намерены создать единый реестр граждан России проживающих в России, то есть, единый реестр этой броуновской регистрации – кто куда переехал. То есть, они такую цель и ставят: тотальный контроль за всеми гражданами страны, и именно для этого…. Это и есть прописка – паспортная система. Но, для этого они и вводят санкции. То есть, каждый человек, гражданин России станет потенциальным правонарушителем, если у него нет бумажки с регистрацией.

В.ДЫМАРСКИЙ – Это, какой-то Оруэлл чистой воды.

С.БУНТМАН – Это не Оруэлл…

В.ДЫМАРСКИЙ – Это не Оруэлл, это Замятин…

С.БУНТМАН – Это не Замятин. Это «совок» нормальный уже, понимаешь. Это «совок» доведенный до абсурда.

В.РЫЖКОВ – Давай сейчас скажем, намерены ли наши люди подчиняться этому закону, напомни его и результаты.

С.БУНТМАН – 96% ровно - не намерены подчиняться этому закону.

В.РЫЖКОВ – Привет Владимиру Владимировичу Путину, который внес этот закон, привет ФМС и всем этим замечательным парням…

С.БУНТМАН – Безумие, безумие…

В.РЫЖКОВ – 96% сразу говорят, что они подчиняться не будут.

С.БУНТМАН – А у Алексея из Хабаровска не наши всякие вопли: «Как я…, а если я… с 20 до 7 живу у жены, а с 7 до 20 по месту регистрации…» Да живите на здоровье, дорогой друг, Игорь. Мне-то что? «Смирись, мой друг и убедись воочию» - да?

В.РЫЖКОВ – Официально закон обосновывается борьбой с «резиновыми квартирами», а на самом деле речь идет о попытке установить полный контроль над населением страны.

С.БУНТМАН – И смотри: вот, Алексей из Хабаровска - он думает дальше и правильно думает: «Регистрация уже сдерживает нормальную трудовую миграцию собственных граждан. Во всем мире трудовая миграция – это норма. Благодаря этой миграции равномернее развивается экономика. У нас хотят привязать граждан к местам, чтобы они довольствовались тем, что есть. Зачем?»

В.РЫЖКОВ – Более того, если говорить об экономическом аспекте – как обычно, никто ничего не просчитал, - но, во всех правительственных концепциях, во всех стратегиях написано, что правительство Российской Федерации, власти Российской Федерации будут способствовать мобильности рабочей силы; чтобы люди могли быстро и легко, как это происходит в развитых странах, переезжать с места на место вместе с семьями, если находится более интересная работа. То, что сейчас делает Путин, внося этот закон и ФМС, которая его, видимо, лоббировала – это прямо противоположно тому, что декларируется правительством. Это еще больше снижает мобильность рабочей силы, еще больше закрепляет отсталую и неразвитую нашу экономику.

С.БУНТМАН – Смотрите, может быть последнее… Виталик, слышишь? Замечательный вопрос от Дмитрия Мезенцева, это совершеннейший перл: «А Юрьев день будет?»

В.РЫЖКОВ – Нет, я думаю, не предусмотрено.

С.БУНТМАН – Смотри, это гениальное послабление. Государственная дума будет просто кипятком… - не надо -… от восторга. Представляешь, один день в году…

В.РЫЖКОВ – Что?

С.БУНТМАН – В декабре или на Святого Владимира там, в июне.

В.РЫЖКОВ – Когда день чекиста у нас?

С.БУНТМАН – 20 декабря день чекиста. В день чекиста будет «Юрьев день» и ты сможешь зарегистрироваться в упрощенном порядке. То есть, не за месяц, а ты сможешь зарегистрироваться надели за две.

В.ДЫМАРСКИЙ - Ну, а для тех, кто говорит о любовнице, надо в феврале на Святого Валентина.

С.БУНТМАН – Ну, это частный случай.

В.РЫЖКОВ – На Валентина и день чекиста.

С.БУНТМАН – Вот это бюрократическое, брюссельское мышление у Дымарского, да? Евросоюзное: Все хочется каждый отдельный случай: с любовницей, сожительницей…

В.РЫЖКОВ – Учесть.

С.БУНТМАН – Учесть…

В.РЫЖКОВ – Не до этого нам сейчас - Отечество в опасности!

С.БУНТМАН – Конечно. Совок-2.0 Правильно.

В.РЫЖКОВ – Сергей, давай на пару вопросов отвечу, которые пришли до эфира, а то народ иногда обижается, что мы про них забываем. Значит так. Здосживнов какой-то у меня спрашивает: «Планируете ли принять участие в завтрашнем марше?» Да, я завтра буду, считаю это своим долгом и призываю всех со своей стороны принять завтра участие. «Как вы считаете, - «Джорджио Армани» спрашивает, - как вы считаете, не противоречат ли поправки этого закона о праве граждан на передвижение – Конституции?». Однозначно – об этом уже сказали все юристы – однозначно противоречит. Дальше. «Все антинародные законы, - спрашивает Корнилов, - стряпает и печет Госдума. Почему у народа нет основного лозунга против этого антинародного органа?» Я хочу напомнить, что завтра на марше 13-го числа будет два главных лозунга. Первый: за отмену «антидетского закона»; и второй: за роспуск нелегитимной Государственной думы. Так что, такой лозунг есть и надо его активно поддержать.

Вот, этот вопрос меня удивил, Тигрицкий спрашивает: «А почему не слышно комментариев по поводу «антисиротского закона» со стороны оппозиционных думцев? Почему молчат Зюганов, Миронов?» Друзья мои, вы не в курсе? Зюганов голосовал за «антисиротский закон», Миронов голосовал за «антисиротский закон», Жириновский голосовал за «антисиротский закон».

С.БУНТМАН – Они комментировали ведь.

В.РЫЖКОВ – Да, там всего восемь человек либо проголосовали против, либо воздержались. Все остальные, в том числе, лидеры так называемой думской оппозиции поддержали этот закон. И последний вопрос, из тех, что пришли, триада: «Какова позиция "РПР-ПАРНАС" по маршу, каковы лозунги рекомендуете?» Я уже сказал, что лозунга два: за отмену «антидетского закона», и за роспуск нелегитимной Думы – это и наша позиция. И к маршу официально присоединилась партия «Яблоко». Она тоже завтра будет принимать в нем активное участие. Это я ответил на часть вопросов, которые пришли к нам до эфира.

С.БУНТМАН – Ну, вот, Владимир Рыжков, конечно, пнул уже думских оппозиционеров.

В.РЫЖКОВ – Я напомнил просто об их поступках.

С.БУНТМАН – Понятно, да. Ну, вот, как говорил персонаж Эраста Гарина в спектакле «Мандат» «Селянс! Я человек партейный!». Ну, так вот, Виталий, давай спросим у человека – одного из руководителей «Партии народной свободы», как он относится – я запутался на втором комментарии – к предложению по блокам. Виталий, я не знаю – может быть, ты такой умный и у тебя есть…

В.ДЫМАРСКИЙ – Нет, давай, пусть Рыжков…

В.РЫЖКОВ – Я поясню нашей аудитории, что речь идет о том, что в декабре, по-моему, Путин в своем послании Федеральному собранию сказал, что надо подумать о возвращении избирательных блоков на выборах в Государственную думу, и даже о возвращении одномандатных округов на выборах в государственную думу. На этой неделе тема, что называется, пошла. Пошли официальные комментарии со стороны "Единой России", в частности, Сергей Неверов, который, по-моему, у них Генсек совета "Единой России", сказал о том, что да, по всей видимости, блоки будут возвращены. Более того, речь идет, что может быть, речь идет о том, что возможно сокращение барьера для партии, когда партия идет одна, а не в блоке, может быть даже с пяти до трех процентов, но при этом повышен барьер для самого блока. Раньше у нас был 7% барьер проходной, пока блоки не запретили по выборам в Государственную думу.

Здесь есть две точки зрения. Одни говорят, что это выгодно самой "Единой России", потому что она создает сама себе партии, ей комплиментарные, потом их объединит в блок какой-нибудь за «Самую Единую Россию», «За Разъединую Россию»… И уйдет от дискредитированного бренда партии «Воров и жуликов» и получит то, что ей нужно. Вторая точка зрения: что это выгодно и оппозиции, в том числе и несистемной оппозиции, потому что позволит объединить ряд демократических оппозиционных партий, например таких, как «Яблоко», "РПР-ПАРНАС", партию Прохорова и другие – этим самым повысить шансы того, что демократическая оппозиция получит крупную фракцию в будущей Государственной думе.

На самом деле, я думаю, что и то и то. Потому что и Путину это выгодно. Это позволяет консолидировать всех своих сторонников, создать видимость такого, народного фронта, самого народного фронта. Но, это может и нами быть использовано, это может быть использовано оппозицией с той же целью, укрепления своих позиций и повышения шанса пройти в Государственную думу. И не случайно, знаете, кто выступил против этого закона о блоках?

С.БУНТМАН – Кто?

В.РЫЖКОВ – Не угадаете. Три партии, о которых я только что говорил. КПРФ уже осудила идею блоков. «Справедливая Россия» нашла в ней массу недостатков. Жириновский, как это водится, громко и скандалезно обрушился против этой идеи. Потому что очевидно, что главные проигравшие от блоков будут они. Тем более на фоне своей соглашательской и аморальной позиции, как это произошло в случае с законом об «иностранных шпионах», который они поддержали, с «антисиротским законом» и так далее. Действительно, здесь может произойти поляризация: с одной стороны, власть постарается консолидировать своих сторонников, с другой стороны настоящая, а не марионеточная, опереточная оппозиция может консолидировать своих сторонников. Поэтому я за блоки. И, кстати, когда весной прошлого года была эта согласительная комиссия после нашей встречи с Медведевым, мы тогда выступали за возвращение блоков.

С.БУНТМАН – Да, я помню. Скажи мне, пожалуйста, позволяют ли блоки маневрировать при региональных выборах, если вдруг вернут одномандатные… округа.

В.РЫЖКОВ – Одномандатные округа – чудесное русское слово…

В.ДЫМАРСКИЙ – Неприличные слова лезут.

С.БУНТМАН – Вот Рыжков – политик. Он привык такими словами…

В.РЫЖКОВ – Бросаться. Так вот, будет намного легче. И, почему блоки были в свое время запрещены? Потому что тот же Путин и "Единой России" увидели угрозу в них. Потому что, особенно в регионах часто побеждали блоки: «За - какое-нибудь – Приангарье», или там «За родное Приуралье». Собиралась местная элита, которая не хотела выстраиваться под федеральную вертикаль, с ресурсами, с яркими людьми, с патриотической программой для этого региона. И они их били на выборах. Почему блоки и были отменены. Они были отменены, именно потому, что блоки били "Единую Россию", особенно на региональных и местных выборах.

С.БУНТМАН – Смотрите, сколько аргументов с одной и с другой стороны. У нас висит в Сетевизоре? Кто знает, сколько…. У меня опять не появляется на экране.

В.РЫЖКОВ – Должны были поставить этот вопрос.

С.БУНТМАН – Кто-нибудь может сказать внятно, есть? Вот, поставили…

В.РЫЖКОВ – Вопрос звучит так: Кому выгодны избирательные блоки? Путину и "Единой России" - один вариант, Оппозиции – второй вариант.

С.БУНТМАН – Зеленая кнопочка, которая «да» - это Путину и "Единой России". И, оппозиции «нет» - это соответственно красная кнопочка.

Здесь, конечно, это вам не регистрация. Это борьба нормальная пошла. Господа, я очень хочу, чтобы мы… Сегодня очень печальное событие произошло, и я вам честно скажу… Виталий, ты же знаешь, что, конечно, что Юрий Маркович Шмидт умер. Вот, я бы очень хотел, чтобы мне сейчас что-нибудь сказали, потому что очень много пишут. Но, для меня еще - помимо всего, что делал последнее время Юрий Маркович Шмидт: и, что он тихо и абсолютно бескомпромиссно шел на защиту и очень умную защиту в том же деле Ходорковского и во многих других – для меня еще Юрий Маркович Шмидт по всему складу – это человек, который видел все то, о чем мы говорим, знал, что такое сталинские, так называемые репрессии, что такое преступления советского режима. На своей семье он это знал. На себе он знал, что такой отказ, запрет на профессию, когда человек твердо стоит на своих принципах. Для меня это еще… уничтожение свидетеля со стороны смерти, это уничтожение свидетеля всех этих лет. Свидетеля с ясной головой, который может не просто рассказать, а делать исходя из того, что он прекрасно знает. Это очень большая потеря, кроме того, что он человек прелестный, замечательный совершенно был.

В.ДЫМАРСКИЙ – Я бы отметил, безусловно, его интеллигентность, вообще, напомнить, какие дела он вел, кто у него были его подзащитные. Он был адвокатом семьи Галины Старовойтовой после гибели Галины. Он защищал Никитина – известного эколога из норвежской организации «Беллона», если я не ошибаюсь. Ну и, безусловно, нельзя забывать, выступал представителем семью Юшенковых, кстати говоря, после убийства Сергея. И, конечно, нельзя забывать о том, что последние годы он занимался делом ЮКОСа, делом Ходорковского, Платона Лебедева.

Пока начал Сережа говорить, я открыл в интернете – одна цитата из Юрия Шмидта: «Оправдание Ходорковского и Лебедева могло бы стать победой правосудия. Как бы это подняло престиж России в мире, если бы суд устоял, не поддался. А осуждение Ходорковского – временная победа и краткий миг торжества кучки людей, имевших личную заинтересованность в его устранении из бизнеса и политики».

С.БУНТМАН – Вот – это еще одно доказательство того, о чем мы говорим. Какая ясная мысль, виденье и перспективы и ретроспективы с абсолютно четких позиций.

В.ДЫМАРСКИЙ – Короткая цитата в две-три фразы, но какая очень точная формулировка всего. Я имею в виду оценка этого процесса, даже не с точки зрения правовой – изнутри, а с точки зрения влияния на нашу общественную жизнь.

С.БУНТМАН – Причем, надо сказать, что Юрий Шмидт ни один из этих процессов он не превращал – может, потому так на слуху определенной категории людей, которые хотят серьезно разобраться в делах – он никогда не превращал это в политическую акцию, такую минутную, секундную. Никогда не превращал это в собственную пиар-акцию: добиться некоторой известности. Он действовал, как настоящий профессионал.

В.ДЫМАРСКИЙ – Да, я хотел сказать, мы знаем, мы за последние годы познакомились с такой группой адвокатов наших, которые постоянно где-то выступают, кричат, шумят… У меня такое иногда впечатление, что они этими пиар-акциями компенсируют собственный непрофессионализм. С этой точки зрения Юрий Маркович был безукоризненный человек. Ну, когда его приглашали, он, безусловно, выступал…

С.БУНТМАН – Да, никогда отказа не было разъяснить что-то, что мы не понимаем.

В.ДЫМАРСКИЙ – Да, пояснить позицию, но это всегда было без истерики, это всегда было обосновано и фактически и этически, я бы сказал, и очень профессионально.

В.РЫЖКОВ – Я, со своей стороны, добавлю, что я тоже имел счастье знать его и общаться с ним, и я думаю о том, что бывают такие потери – тут можно говорить высокими словами, и принято так говорить, но это, по сути, так: невосполнимая утрата – есть такое понятие. И мне приходит в голову аналогия с Анной Политковской. Вот, пока была жива, мы, например все и весь мир понимал, что происходит в Чечне и в целом на Северном Кавказе. И я помню один из комментариев, когда ее убили, был такой: «Мы теперь перестанем в полной мере понимать, что там происходит». То же самое Юрий Маркович Шмидт – это человек… знаете, Сергей, Виталий, есть люди, у которых каша в голове, у которых нарушена иерархия ценностей, искажено - у него была абсолютная ясность в голове. Соотношение прав человека, Конституции, закона, процедур, виновности - невиновности, юридических аргументов - то есть, кристальная ясность в голове.

Поэтому я знаю, огромное количество людей обращалось к нему даже не за защитой, а просто за разъяснением: А это как, а это как соотносится? И, я знаю, что он никогда никому не отказывал в этом разъяснении, в этом понимании, в этой кристальной ясности. Поэтому он был одним из тех людей, которые были камертоном с точки зрения Конституции, юридической техники, судебной справедливости, процедур и так далее. И, когда люди такого масштаба и опыта уходят – это огромная брешь не только для тех людей, которые его знали, которых он защищал, это в целом для страны огромная потеря.

В.ДЫМАРСКИЙ – А вы помните такую историю, когда после первого, по-моему, процесса над Ходорковским и Лебедевым; или во время первого процесса, когда в отместку решили лишить…

В.РЫЖКОВ – Пытались лишить его…

В.ДЫМАРСКИЙ – Да – адвокатского статуса. Самое интересное, что при всей управляемости всех этих процессов - как мы сами понимаем: суды у нас под диктовку работают – при всей управляемости этих процессов, какая-то там комиссия что-то там собирала – не решилась и не рискнула обвинить Юрия Марковича в нарушении профессиональной этики.

В.РЫЖКОВ – При всем давлении, которое оказывалось.

В.ДЫМАРСКИЙ – При всем давлении, да.

С.БУНТМАН – Я должен сказать, к чести, вообще, адвокатского сообщества, оно, тьфу-тьфу…

В.РЫЖКОВ – Пока держится…

С.БУНТМАН – Стоит крепко. Это такой цех, который очень серьезно осознает свое достоинство.

В.ДЫМАРСКИЙ – Я с тобой не соглашусь в том смысле, что кто-то стоит, а кто-то не стоит..

С.БУНТМАН – Пока достаточно ресурса человеческого, настоящих, твердых адвокатов для того, чтобы цех стоял.

В.ДЫМАРСКИЙ – Цех стоит, но отдельные его представители – ну, не к ночи будет помянут – Павел Астахов внес большой вклад…

С.БУНТМАН – Я считаю своей обязанностью сказать, что когда мне возразили, что эти 46 ребят, как решено, все-таки поедут, по которым еще не дошло до произнесенного, вошедшего в силу судебного решения – а как же так? Астахов сказал, что после 1-го января никто никуда не поедет. Вы знаете, все-таки, как я уважаю Павла Астахова – как говорил Паниковский – но, все-таки есть, решения, которые принимаются в других местах, что бы об этом не говорили ни депутаты особо рьяные, ни Павел Астахов в данном случае – что бы ни было…

В.ДЫМАРСКИЙ – Я хочу сказать, что у нас все решения принимаются в других местах. У нас, как известно, Госдума – на нее сколько угодно можно шуметь и кричать, но совершенно понятно, что не ее решение.

В.РЫЖКОВ – Но, это не снимает ответственности с конкретных депутатов.

В.ДЫМАРСКИЙ – Это решение просто проштампованное.

В.РЫЖКОВ – Виталий, но это не снимает персональной ответственности с людей, которые нажимают кнопки за такие вещи.

В.ДЫМАРСКИЙ – Безусловно, не снимает ответственности, потому тебя избирали в Государственную думу, не для того, чтобы ты штамповал чужие решения, а предлагал собственные.

С.БУНТМАН – Господа, дорогие друзья, я поспешил сказать, что здесь какая-то серьезная борьба. Как ни странно, и в отличие, например от посланий, от СМС – не подглядывай – от эсэмэсок, 76% считают, что избирательные блоки выгоднее оппозиции.

В.РЫЖКОВ – Значит, может быть, я отчасти убедил людей, потому что я тоже считаю, что у нас есть шанс это использовать.

В.ДЫМАРСКИЙ - Это, безусловно. Здесь двух мнений быть не может. Другое дело, я всегда в таких историях боюсь чего? Что нам начинают возвращать что-то по крохам: регистрацию партий, чего-то еще – но, все это обставляется такими условиями, что это превращается в какую-то такую…

В.РЫЖКОВ – Ну, посмотрим, что будет…

В.ДЫМАРСКИЙ - Как выборы губернаторов…

С.БУНТМАН – Да, Виталик, ты прав, но есть малейшая возможность, чуть более широкая – ей надо пользоваться.

В.ДЫМАРСКИЙ – Безусловно, надо пользоваться.

В.РЫЖКОВ – Да, мы завершаем нашу программу ,и я в завершении еще раз хочу напомнить, что «Новая Газета» собрала более 100 тысяч подписей за роспуск Государственной думы, и напомнить, что у вас есть возможность выйти на марш за отмену «антисиротского закона» и за отмену нелегитимной Думы. Спасибо!

 

"Эхо Москвы"

5 января

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Январь 2013 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков