Не только политика
В Барнауле родилась звезда мировой оперы


Анонсы

Баннер

Баннер

ОБЛАКО ТЭГОВ

Верховный суд отменил ликвидацию Республиканской партии России

Верховный суд отменил решение о ликвидации Республиканской партии России. Таким образом, обращение председателя ПАРНАСа Владимира Рыжкова было удовлетворено.

Деятельность партии была приостановлена еще в 2007 году. Тогда, было установлено, что численность партии меньше, чем того требует федеральное законодательство. Решение вынес Верховный суд на основании заявления Росрегистрации.

В апреле прошлого года Европейский суд по правам человека признал роспуск партии Рыжкова незаконным. В декабре Владимир Рыжков обратился в Верховный суд с требованием отменить прежнее решение. Тем не менее, в Минюсте утверждают, что Республиканской партии, несмотря на решение ЕСПЧ, придется проходить процедуру регистрации заново. А именно вновь проводить учредительный съезд и заново создавать отделения.

Обсудили эту новость с Владимиром Рыжковым лично.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, Владимир, получается, что Верховный суд отменил свое же собственное решение?

Рыжков: Да. Более того, тот же самый судья - Николай Толчеев.

Писпанен: Тот же самый судья?

Рыжков: Да.

Писпанен: А что такое изменилось за эти пять лет?

Рыжков: …Который нам головы отрубал пять лет назад, он нам сегодня назад ее и пришил. Тот самый человек.

Писпанен: Хорошо, конечно, что пришил.

Рыжков: Кстати, я могу показать, этого еще никто не видел, первыми зрители телеканала ДОЖДЬ видят - это оригинал решения суда с подписью Николая Толчеева и даже с такой симпатичной гербовой печатью. Так что, это оригинал.

Писпанен: Красота.

Рыжков: Да. Красота.

Писпанен: Это как-то объясняется обычно или нет, что изменилось?

Рыжков: На самом деле, я сразу внесу поправку. Минюст не говорил, что нам придется заново создавать партию. Дело в том, что это говорила госпожа Гусева, по-моему, в ходе судебного заседания до того, как было вынесено решение.

Казнин: А кто это?

Рыжков: Кто это? Гусева М.Х., она была официальным представителем Минюста и просила отклонить наше заявление. Почему судья принял решение в нашу пользу? А куда ему деваться? Есть решение Европейского суда по правам человека. Это решение, кстати говоря, первое за всю постсоветскую историю России. Мы первые, кто выиграл в прошлом году Европейский суд и третьи, по-моему, за всю европейскую историю. И в решении Европейского суда черным по белому написано: запрет партии был незаконным, ликвидация партии была незаконная.

Писпанен: Подождите, давайте все-таки не будем лукавить. Очень часто решение Европейского суда не…

Рыжков: Нет-нет. Без вариантов. В данном случае без вариантов. Потому что я сегодня очень жестко вел процесс со своей стороны. Я в своем вступительном слове предупредил судью, во-первых, я его сначала отвел, я сказал: «Я вам не верю, потому что вы безобразно вели процесс 5 лет назад». Он ушел на 40 минут, вернулся и говорит: «Я отклоняю ваше ходатайство». Но я их потом предупредил, что если вы сегодня не удовлетворите заявление партии, я уже обратился с меморандумом… Есть такой Департамент по исполнению решения в Страсбурге, я их уже заранее предупредил, что если решение не будет выполнено и партия не будет зарегистрирована, то я выведу этот вопрос на уровень Комитета министров Совета Европы, потому что это будет открытое неисполнение решения суда. Поэтому, с моей точки зрения, просто у них не было выхода кроме как принять такое решение.

Казнин: То есть, вот сейчас новая старая партия вдруг…

Рыжков: Сейчас все сложно. Сейчас ситуация такая: они старое решение 2007 года отменили, то есть ликвидация партии отменена, но это автоматически не означает, что партия…

Писпанен: Что она есть.

Рыжков: Что партия зарегистрирована. Вы спросите: а как же так? Да очень просто. Во-первых, у Минюста есть две недели на обжалование. Но это будет очень смешно, если Минюст обжалует решение российского Верховного суда, принятое на основании Европейского суда. Значит, Минюст настолько у нас, извините за выражение, борзый, можно так выразиться, что он идет и против Европейского суда, и против Верховного. Это абсурд. Поэтому я надеюсь, что они обжаловать не будут и через 15 дней это решение вступит в силу. Вторая коллизия. Если решение вступит в силу, мы вернемся, как на машине времени…

Писпанен: В 2007-й.

Рыжков: Да, на 5 лет назад и, по идее, должны снова смотреть, а достаточно ли у нас членов в Тамбове, и не перемерли ли у нас члены в Калуге.

Казнин: Разбежаться могли ведь.

Рыжков: Это еще больший абсурд.

Писпанен: Навряд ли они пять лет сидят там…

Рыжков: Это еще больший абсурд, потому что по вине вот этого самого государства мы пять лет не можем работать, не можем участвовать в выборах, нас вообще за людей не признают. Теперь нам скажут: а вот давайте вспомним, что там было 5 лет назад, ну-ка, докажите. Это абсурд. А второй абсурд в том, что Европейский суд по правам человека сказал, что ликвидация партии по численности - это нарушение Конвенции. То есть, если нас второй раз казнят…

Писпанен: За то, что у вас мало осталось членов…

Рыжков: За то, что они же нам разрушили партию. Из-за них мы не участвуем в двух выборах в Госдуму, в двух выборах президента. Если они еще опять нас начнут мучить по тем же самым законам, которые признаны Европейским судом неевропейскими, плюс еще на фоне медведевских законопроектов, которые все это превращают в полный хлам - это абсурд. Поэтому я предложил сегодня Минюсту, когда мы так довольном мирно прощались, хотя я на них страшно зол, я сказал, что «вы должны сделать три вещи. Первая вещь - не обжаловать, не позориться. Вторая вещь – отозвать тот старый иск, тем более тот старый иск вообще даже не Коновалов подавал, а еще Устинов (если помните, был такой Владимир Васильевич Устинов). Третий шаг - зарегистрировать партию на основании решения Верховного суда. И четвертый шаг – дать нам год по закону, на приведение партии в соответствие».

Писпанен: Учредительные съезды, вся эта…

Рыжков: Нет, это не учредительный съезд. Нет-нет, это будет нормальная работа. То есть, мы получим регистрацию, и нам только останется восстановить региональные организации, провести обычный какой-то там по очереди, я уже не помню, 11 съезд, по-моему, избрать руководящие органы и так далее. Поэтому это - безусловная победа. Знаете, что я хочу сказать. Очень важная вещь сегодня прозвучала в суде, я, честно говоря, даже не ожидал. Вот эта самая Гусева М. Х. произнесла фантастическую совершенно вещь. Она сказала, что медведевские законопроекты о снижении численности партии внесены, в том числе, потому, что мы выиграли по Республиканской партии в Европейском суде. Она сказала, это форма реагирования и форма исполнения решения Европейского суда. Раз Европейский суд написал, что российское законодательство о партиях самое плохое в Европе, то теперь мы вносим новые законы, чтобы это исправить. Так что, в какой-то степени наша маленькая, но благородная Республиканская партия поработала не только на себя, она поработала на все российское гражданское общество.

Писпанен: Это хорошо. Скажите тогда. У вас теперь своя партия, почти уже опять есть…

Рыжков: Да.

Писпанен: Вы останетесь в ПАРНАСе?

Рыжков: Конечно.

Писпанен: То есть ничего не поменяете?

Рыжков: Что сейчас хочет Кремль? Они вносят вот этот закон, что каждые 500 человек… Вот у вас есть 500 друзей в Facebook?

Писпанен: Есть.

Рыжков: У вас есть?

Казнин: Не знаю.

Рыжков: У вас есть?

-Не важно.

Писпанен: Не важно.

Рыжков: Вот, три потенциальные партии. То есть, идея Кремля, чтобы каждый, у кого есть 500 друзей в Facebook, мог зарегистрировать партию. Они хотят, чтобы было 30 либеральных партий, 130 националистических, 230 коммунистических, и все это будет просто в хлам, и на этом фоне будет возвышаться «партия жуликов и воров» как единственная сплоченная сила. Так вот, мы не должны им этого позволить. Республиканская партия полтора года назад объединилась с «Солидарностью» и Российским народно-демократическим союзом. Мы создали объединенную демократическую партию, и мы в ней будем работать. И если я получу…

Писпанен: Вы про ПАРНАС?

Рыжков: Про ПАРНАС. И если я и мои товарищи получим регистрацию для Республиканской партии, мы просто на платформе Республиканской партии будем развивать ПАРНАС. Никаких противоречий. Я скажу так: ответ на вот эту идею с дроблением партийного поля должен быть простым - создание крупной демократической оппозиционной партии. Тогда все получится.

Казнин: А вы останетесь ее лидером?

Рыжков: А нас сопредседатели. У нас в РПР было 4 сопредседателя - Владимир Лысенко, Валера Зубов, Валентина Мельникова (лидер комитета «Солдатских матерей»), она сегодня, кстати, была со мной на суде, и Владимир Александрович Рыжков. В ПАРНАСЕ три сопредседателя. Это оптимальная форма, когда нет одного вождя, когда коалиционная гибкая структура, дружная работа. Я думаю, что так оно и останется.

Писпанен: Поздравляем еще раз.

ТВ Дождь

23 января 2012

Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться сейчас


Разделы новостей

В мире
В стране
На Алтае
Все о выборах




Забыли пароль?

Регистрация на сайте

Календарь
<< Январь 2012 >>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 25 26 27 28
29 30 31        
Новости в стране

25 апреля 2017
Госдума выйдет в шесть соцсетей

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

14 апреля 2017
СМИ: безработных россиян планируют лишить медицинской страховки

06 апреля 2017
Число бедных в России в 2016 году увеличилось на 300 тысяч человек

06 апреля 2017
Организованные Навальным протесты одобряют 38% россиян – «Левада-центр»

06 апреля 2017
Правительство попросили раскрыть список освобожденных Путиным от налогов россиян

06 апреля 2017
Страна ждет отставки Медведева: рейтинг премьера оказался ниже Жириновского

06 апреля 2017
Первый канал их не покажет. Зато они покажут властям

Всё о выборах Фотографии Аудио Видео

Подписаться на новости
RSS
ГлавнаяНовостиБиографияМои выступления, статьиМнения, аналитикаКонференции, семинарыФото, видеоКонтактная информацияАрхив
Владимир Рыжков